Трагедия "Цетине"

« Назад

14.12.2014 13:08

Фото: www.vijesti.me

Ранним утром 10 декабря 1944 года жительница Котора Госпава Лучич, которой тогда было 43 года, проснулась от испуга, что она опоздала и ее корабль уже ушел. Услышав резкий вой судовой сирены, Госпава побежала в порт, где от набережной отчаливал небольшой пароход "Цетине". Будучи уже сильно загруженным - народом, партизанами, пленными немцами и итальянцами из дивизии "Гарибальди", судно медленно развернуло корму и отделилось от
береговой линии.

Женщина, бегущая к пристани с узелком в руках, в котором была собрана еда и обувь, привлекла внимание капитана корабля Божу Папарелли. Зная, что другого судна, способного отвезти пассажиров в другую часть залива, в только что освобожденной Боке нет, он приказал вернуться к берегу. С борта были спущены сходни, по которым запыхавшаяся Госпава вбежала на палубу "Цетине".

Лучич неспроста спешила на судно: в местечке Мелине в морском госпитале лежал ее сын Илия. Будучи партизаном в Первой бокельской народно-освободительной ударной бригаде, он незадолго до описываемых событий был несильно ранен в ходе заключительных боев за освобождение Боки-Которской от немецких захватчиков. Поэтому с сердца матери упал огромный камень, когда она оказалась на палубе судна, ощутив уверенность в том, что теперь она сможет навестить сына.

Пока утомленная Госпава искала себе уголок на борту, где бы можно было провести ночь, пароход взял курс на Прчань, а от него направился в сторону Герцег-Нови. Партизанские власти по окончании хаоса войны стремились сделать все, чтобы хоть как-то нормализовать жизнь на берегах залива, и в том числе - наладить водные пути сообщения. Сразу после освобождения Котора, 21 ноября, Папарелли был назначен капитаном на "Цетине" - небольшой пассажирский пароход, встретивший конец войны на причале в местечке Доброта в весьма запущенном состоянии. Кроме капитана Папарелли, уроженца Дубровника, экипаж судно составляли: главный инженер Лука Костич из Кртола, первый палубный офицер Иво Томич из Доброты, первый офицер Тонко Караман из Дубровника, боцман Йосип Кателан из Прчаня, рулевые Грация Ризонико и Трипо Радоничич из Прчаня, и еще один прчанец - кок Петар Маркович.

Примерно в 08.30 "Цетине" отправилось из Тивата к Дженовичам. На борту находилось более 250 людей - женщины, дети, партизаны, пленные немцы и итальянцы. Пароход медленно покачивался на волнах, палубу орошал небольшой дождь. В 08.50, когда судно находилось в центре Тиватского залива, прогремел чудовищный взрыв. В том месте, где находилась носовая часть судна, поднялся огромный столб воды. Позднее очевидцы утверждали, что корабль, продолжавший двигаться по инерции, после взрыва, который разнес носовую часть надвое, уничтожил мостик, машинное отделение, мачту и большую часть палубных надстроек, развернулся на 90 градусов и потонул менее чем за три минуты.

Ужасный взрыв, принесший катастрофические разрушения на судне, мгновенно унес жизни большинства находившихся на борту людей. Матросы с военных и частных судов и яхт, стоявших на герцегновском берегу, сразу же поплыли к месту трагедии, но смогли спасти лишь несколько раненых, в числе которых оказался и тяжело раненный капитан Папарелли. Кроме капитана, в живых остались только три члена экипажа и семь пассажиров. Власти опубликовали официальную статистику, согласно которой погибло 87 человек. Ясно, однако, что эта цифра сильно занижена - историки, исследовавшие подробно этот трагический инцидент, называют куда более правдивую цифру в 240 погибших. Найденные в море тела погибших позже были похоронены в общей могиле на местном кладбище в Нижней Ластве около Тивата.

Причиной такой катастрофы, утверждают специалисты, являлась мина. Хотя еще 2 и 3 декабря 1944 года самодельными миноуловителями, спускаемыми с моторных шлюпок "Любомир" и "Дурмитор", Штаб "Морнарской станции Бока" очистили залив от анкерных мин, в командовании партизанскими силами в Боке никто не знал, что немцы еще 15 дней назад, непосредственно перед своим отступлением, сбросили в воды залива 82 магнитные мины. Их особенностью было то, что они лежали на дне. Когда над миной проходило судно, имевшее металлоконструкции, активировался магнитный поджигатель. Такие мины обладали исключительно мощным для тех лет разрушающим свойством, и скорее всего, именно на такой мине и подорвался "Цетине". Трагедия на "Цетине" унесла жизни более 200 людей, среди которых оказалась и Госпава Лучич. Мать раненого партизана, так радовавшаяся тому, что успела на пароход, еще не знала, что судно доставит ее не к сыну, а в вечность...

Внук Госпавы Младен Лучич сейчас директор Портового управления Черногории. Для него и его брата Бошко эта трагедия носит глубоко личный характер. Каждый год 10 декабря братья посещают общую могилу в Нижней Ластве под Тиватом, и вместе с другими людьми и организациями трудятся над тем, чтобы эта катастрофа нашла достойное место в историографии страны.

"На пароходе "Цетине" скончалась мать моего отца, но кроме нее, погибло еще множество людей. На борту были самые разные люди из разных стран - жители Боки, партизаны со всех краев бывшей Югославии, итальянские партизаны, немецкие военнопленные... Поэтому эту трагедию смело можно называть интернациональной. Она оставила след в истории нескольких стран. Поэтому мне так отрадно видеть, что с каждым годом число тех, кто отдает дань памяти на кладбище жертвам этой трагедии, растет" - заявил Младен Лучич.

В этом году церемония отдания почестей состоялась иначе, чем обычно. Помимо возлагания венков на кладбище в Нижней Ластве, траурные венки были спущены на воды Тиватского залива в том месте, где произошла катастрофа. На этой церемонии присутствовали родственники и друзья жертв катастрофы, родственники выживших, а также представители различных морских организаций Черногории, послы Хорватии, Италии и Германии.

"Крайне важно, чтобы на этом месте собирались и старшее поколение, и молодежь, чтобы мы, старшие, могли бы передать "эстафетную палочку" уважения, памяти и скорби нашему молодому поколению. Надо, чтобы в будущем люди знали, кто были жертвы катастрофы на "Цетине", как они жили, чем занимались и как погибли. Плыть в те дни по коварным водам Боки, где и кроме мин таилось много опасностей - тогда это не было таким уж героизмом. Скорее, это было обычным делом, и люди шли на риск, не ожидая ничего взамен - ни похвал, ни наград. Просто они действовали так, как им диктовал людской и Божий закон. В экипаже судна были люди, связанные друг с другом определенными идеалами. Поэтому они плыли вместе, несмотря на различия между ними" - считает сын капитана Божо Папарелли, доктор Иво Папарелли, профессор в университетах Дубровника и Парижа.

В Поморском музее Котора хранятся записи капитана Папарелли, которые проливают свет на его спасение. "Прогремел страшный взрыв, он был такой силы, что меня вдавило в капитанский мостик, затем подняло на воздух и швырнуло в море. Когда я выплыл на поверхность, вокруг меня плавали деревянные предметы, ящики из-под угля и другие предметы. Я ухватился за какой-то предмет... кажется, это была дверь от рулевой рубки. Вокруг меня плавали раненые и утопающие, звавшие на помощь. Я сам не мог никому помочь - у меня была сломана правая нога. В какой-то момент я почувствовал, как меня схватила чья-то рука и втянула в лодку. Когда я был в лодке уже наполовину, я потерял сознание. Очнулся я уже в военной больнице в Мелине".

Без сомнения, подрастающему поколению во всех странах, представители которых были на борту "Цетине" в тот роковой день 10 декабря 1944 года, следует помнить о том, что произошло тогда. Тогда, когда судно, в котором видели спасение, стало интернациональной могилой. Тогда, когда рейс, обещавший радость свободы и долгожданных встреч, для более чем 240 человек стал рейсом в вечность.

14.12.2014


Комментарии


Комментариев пока нет

Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.

Авторизация
Введите Ваш логин или e-mail:

Пароль :
запомнить