Глава 9.4

Генерал Грейфенберг, бывший начальник штаба 12-й армии фельдмаршала Листа, подчеркивает, что Гитлер в 1941 году опасался новой высадки англичан в Салониках или на южном побережье Фракии: тогда англичане оказались бы в тылу группы армий "Юг" во время ее наступления на восток, в южные районы России. Гитлер исходил из предположения, что англичане вновь попытаются продвинуться на Балканы, и помнил, что действия армий союзников на Балканах в конце первой мировой войны существенно способствовали их победе. Поэтому в качестве меры предосторожности он решил перед началом действий против России занять побережье южной Фракии между Салониками и Александрополисом.



Для проведения этой операции была выделена 12-я армия, включавшая танковую группу Клейста. Армия сосредоточилась в Румынии, переправилась через Дунай и вступила в Болгарию. Затем ей предстояло прорвать линию Метаксаса, наступая правым флангом на Салоники, а левым — на Александруполис. После выхода немецких войск к морю болгары должны были взять на себя основную задачу по обороне побережья, где планировалось вставить лишь незначительные силы немецких войск. Затем главные силы 12-й армии, прежде всего танковая группа Клейста, должны были развернуться и двинуться в северном направлении через Румынию, чтобы принять участие в боевых действиях на южном участке Восточного фронта. Первоначально этот план не предусматривал оккупации основных районов Греции.



Когда с этим планом познакомили болгарского царя Бориса, тот заявил, что не доверяет Югославии и что она может угрожать правому флангу 12-й армии. Представители Германии заверили царя Бориса, что они не ожидают никакой опасности с этой стороны, поскольку в 1939 году между Югославией и Германией заключен пакт. Тем не менее их доводы не вполне убедили царя Бориса.



И он оказался прав. Когда 12-я армия в соответствии с планом была готова начать действия из Болгарии, в Белграде внезапно произошел переворот, приведший к отречению от власти принца-регента Павла. Блюментрит отмечал: "По-видимому, определенные круги в Белграде не были согласны с прогерманской политикой принца Павла и хотели стать на сторону западных держав. Произошел ли этот переворот при поддержке западных держав или СССР, мы, будучи солдатами, определить не можем. Несомненно одно - его организовал не Гитлер! Наоборот, эти события оказались весьма неприятным сюрпризом и почти расстроили весь план действий 12-й армии в Болгарии".



Танковым дивизиям Клейста пришлось немедленно выступить из Болгарии в северо-западном направлении на Белград, а соединения 2-й армии под командованием Вейхса спешно двинулись на юг из Каринтии и Штирии в Югославию. Обострение обстановки на Балканах заставило перенести начало русской кампании с мая на июнь.

8.jpg

Когда в апреле 1941 года после высадки в Салониках небольшого контингента английских войск немцы вторглись в Грецию, греческая армия прикрывала в основном горные перевалы со стороны Болгарии, где были сосредоточены немецкие войска. Однако ожидаемое наступление по долине р. Струма маскировало менее прямой маневр. Немецкие механизированные колонны двинулись вверх по долине р. Струмица, протянувшейся параллельно границе. Через горные перевалы они вышли в югославскую часть долины р. Вардар, осуществив таким образом прорыв на стыке греческой и югославской армий. Развивая успех, немцы нанесли быстрый удар вдоль р. Вардар на Салоники. Этот маневр позволил им отсечь большую часть греческой армии во Фракии.



После нанесения этого удара немцы из района Салоник стали продвигаться не прямо на юг, мимо горы Олимп, где заняли позиции английские войска, а через проход у Монастира. Продвигаясь к западному побережью Греции, немецкие войска отрезали греческие дивизии в Албании, обошли английские войска с фланга и, создав угрозу удара по линии отхода оставшихся союзных войск, вынудили их быстро прекратить всякое сопротивление в Греции. Большая часть английских и других союзных войск была эвакуирована на остров Крит. Однако вскоре немцы начали угрожать и этому острову; союзные войска начали эвакуацию с Крита, а в начале июня 1941 года о. Крит оказался полностью захвачен немцами.



Армия фельдмаршала Листа захватила в плен 90 тыс. югославов, 270 тыс. греков и 13 тыс. англичан, потеряв, как стало известно позже, всего 5 тыс. человек убитыми и ранеными. А в то время английские газеты сообщали, что немцы потеряли около четверти миллиона человек, и даже в официальном английском заявлении говорилось, что потери немцев составляют, "вероятно, 75 тыс. человек".



После войны командующий немецкими воздушно-десантными войсками генерал Штудент вызвал всеобщее удивление, рассказав, что Гитлер весьма неохотно согласился с планом нападения на Крит. "Он хотел прекратить балканскую кампанию после выхода наших войск в южную часть Греции. Узнав об этом, я полетел на прием к Герингу и предложил план захвата Крита силами одних только воздушно-десантных войск. Геринг, которого всегда можно было легко увлечь новой идеей, быстро оценил возможности этого замысла и направил меня к Гитлеру. Я встретился с ним 21 апреля. Когда я впервые изложил ему свой план, Гитлер сказал: «План хорош, но вряд ли целесообразен». Однако в конце концов мне удалось убедить его. В этой операции мы использовали нашу единственную парашютную дивизию, наш единственный планерный полк и 5-ю горнопехотную дивизию, у которой до этого не было опыта переброски по воздуху".



Говорит генерал Штудент: «Значительная часть потерь была следствием неудачной выброски десанта. На Крите имелось очень мало пригодных для этой цели мест. Ветры в основном дули из глубины острова в сторону моря. Опасаясь, что десантники упадут в море, летчики стремились сбрасывать их в глубине острова, в результате парашютисты приземлялись фактически на английских позициях. Контейнеры с оружием часто падали далеко от приземлившихся парашютистов, что создавало дополнительные трудности и приводило к излишним потерям. Большой урон нам вначале нанесли английские танки, но, на наше счастье, их оказалось не больше двух дюжин. Пехота, большей частью новозеландцы, оказывала упорное сопротивление, хотя и была захвачена врасплох.».

Внизу — высадка десанта на Крите, май 1941 г.

9.jpg

Несмотря на быструю капитуляцию Югославии, населявшие ее народы не желали подчиниться оккупантам и безвольно сдаться. По всей стране развернулось партизанское движение. Ниже независимый источник оценивает нормативно-правовую сторону партизанства и рассказывает о его общей сути.



«Немецкая оккупация Югославии и Греции во Второй мировой войне была осуществлена после подписания странами в апреле 1941 года акта о капитуляции. Оба государства обязались при этом расформировать свои вооруженные силы и прекратить дальнейшее сопротивление. Правительства эмигрировали. Все германские, итальянские болгарские войска, оккупировавшие Югославию и Грецию, насчитывали вначале 46 дивизий. Этот факт важен, потому что этим справедливо определялась "эффективность" оккупации, сохранившаяся даже тогда, когда после ухода немецких сил на Восточный фронт там оставалось еще 30 дивизий. Международное право определяет эффективность оккупации как предпосылку, исключающую всякое сопротивление населения оккупационным властям. С точки зрения международного права это так же важно, как и то, что оккупация была осуществлена задолго до возникновения партизанского движения.



Действия партизан начались в Сербии под влиянием русских и англичан всего лишь немногим более двух месяцев после окончания самой войны на Балканах, то есть в июле 1941 года, в Хорватии—зимой 1941 года, а в Греции— в ноябре в ноябре 1942 года. Этот факт необходимо отметить, потому что международное право разрешает населению оказывать сопротивление только противнику вторгающемуся; сопротивление же, которое начинается после оккупации, не соответствует никаким правовым нормам. Вспыхнувшее в Сербии партизанское движение явилось для немецких войск полной неожиданностью. Оно было начато двумя большими партизанскими отрядами, враждебно настроенными друг к другу и объединявшимися только общей целью. Один отряд был создан и возглавлен И. Б. Тито. Отряд строился на коммунистических принципах. Его бойцами были рабочие сербских предприятий, молодежь Белграда. Другим отрядом руководил генерал Михайлович, представлявший сербских националистов. Члены его называли себя «четниками» Обе эти организации не выходили тогда за рамки мелких и мельчайших партизанских отрядов. Последние вели борьбу, нападая на автомашины, на места расквартирования немецких штабов и подразделений и даже на отдельных солдат. Кроме того, они минировали дороги, взрывали железнодорожные и шоссейные мосты, резали телефонный кабель. От коварных действий партизан несли большие потери даже крупные немецкие подразделения. Нападения партизан отличались традиционной жестокостью. Войскам приходилось вести тяжелую борьбу за свое существование. Чтобы подавить партизанское восстание, нужно было действовать активно и энергично. Методы борьбы партизан заставляли немецкое командование пользоваться аналогичными методами, дабы быстро расправляться с восставшими и спасать жизнь собственных солдат. Через несколько месяцев оккупационным войскам удалось сломить партизанское движение и восстановить спокойствие. Михайлович, видя, какие потери несет его народ от партизанской войны, прекратил борьбу.

10.jpg

Таким образом, осенью 1941 года в Сербии опять было восстановлено нормальное положение, не считая отдельных рецидивов со стороны мелких отрядов, переставших подчиняться Михайловичу. Нормальные условия просуществовали здесь вплоть до самой эвакуации немецких войск из центральной части Балкан в конце осени 1944 года. Партизаны Тито были оттеснены из Сербии в Боснию. Там они образовали центр новой партизанской организации, впоследствии развернувшей свою деятельность в Хорватии. Тито немедленно приступил к созданию новых регулярных войск. Когда он объявил о мобилизации, к нему начало стекаться большое количество людей. Партизанская армия, вначале состоявшая из разрозненных отрядов, постепенно становилась настоящей армией. До осени 1943 года было сформировано 34 «дивизии» и много отдельных «бригад», которые были сведены вначале в восемь, а позднее в десять «корпусов». Дивизии насчитывали до 3—5 тыс. человек каждая и были вооружены большей частью винтовками и пулеметами. Благодаря такому вооружению они были очень подвижны. В редких случаях они располагали отдельными орудиями и миномётами. Большую помощь принесли крупными соединениям присланные англичанами радиостанции. Тито отдавал свои приказы большей частью по радио и тем же путем получал донесения. Осенью 1943 года командованию удалось достать ключ, при помощи которого партизаны шифровали свои радиограммы, так что все немецкие командные инстанции были хорошо осведомлены о всех приказах и донесениях, передававшихся в районе боевых действий партизан. Лишь небольшая часть немецких войск стояла в городах, основные же их силы находились в деревнях и поселках, расположенные вдоль важнейших железных и шоссейных дорог. Оккупация всех населенных пунктов страны была безусловно невозможна, поэтому отдельные районы часто окзывались под контролем партизанских.отрядов. Там они устраивали склады продовольствия, примитивные мастерские и госпитали. Священникам этих районов не возбранялось отправлять религиозные обряды, в которых принимали участие и сами партизаны.»

Внизу — четники Д. Михайловича, февраль 1944 г.

11.jpg

Драголюб (Дража) Михаилович (серб. Драгољуб «Дража» Михаиловић), также возможно написание фамилии Михайлович (27 апреля 1893, Иваница — 17 июля 1946, Белград) — югославский сербский военный деятель, участник Балканских войн и Первой мировой войны, командующий движением четников во время Второй мировой войны.



Драголюб Михайлович родился 27 апреля 1893 года в сербском городе Иваница в семье школьного учителя. Имя мальчику дали по деду с материнской стороны, крестьянину Драголюбу Петровичу. Дед мальчика по отцу Милослав Михаилович был ремесленником-обувщиком. Отец ребенка Михаил служил волостным писарем, а мать Смиляна была домохозяйкой. Драгалюб был первенцем в семье, вскоре родились две его сестры — Милица и Елица. Осенью 1910 года Драголюб поступил в младшую школу Военной академии в Белграде. После полугода обучения 1 марта 1911 года он получил чин капрала, а ещё через полтора года, 1 сентября 1912 года, — чин младщего сержанта (серб. поднаредник). Вскоре началась Первая Балканская война, и Михайлович был отправлен на фронт. С началом Первой мировой войны в Сербии была объявлена мобилизация. Михаилович возглавил взвод 3-й роты 1-го батальона 3-го отдельного полка первого призыва в составе Дринской дивизии. В конце сентября Михаилович был поставлен на должность командира 4-й роты 3-го батальона своего полка, но уже спустя две недели его батальон был расформирован из-за больших потерь, а оставшиеся солдаты и офицеры начали отступать на юг.



После нападения стран Оси на Югославию 6 апреля 1941 года полковник Михайлович направляется в район Сараево начальником оперативного отдела 2-й армии. Ещё в мирное время Драголюб предлагал высшему командованию в случае войны отвести армию от границ в горы, чтобы перейти к партизанским действиям, чтобы германская армия не смогла воспользоваться своим техническим преимуществом. Но в югославском руководстве решили не отдавать без боя врагу ни пяди своей земли, и предложение Михайловича было отвергнуто. Во время капитуляции отряд Михайловича находился в Боснии. Узнав о капитуляции правительства, Драголюб призвал солдат и офицеров отказаться её принять. После этого отряд направился в Сербию. 8 мая они прибыли на Равну Гору. Этот день считается началом движения четников, или Равногорского движения. В это время вспыхнуло восстание сербов в созданной оккупантами Хорватии против режима усташей, проводившего политику геноцида сербов. Для защиты сербов, а также для организации восставших Драголюб Миахилович направил туда своих людей. Германское командование, готовясь к нападению на СССР и не желая иметь у себя в тылу вооруженное сопротивление, решило заключить с Михайловичем перемирие и склонить его к сотрудничеству. Но на встрече с немецкими представителями Драголюб заявил, что, если немцы хотят мира, то германские отряды должны покинуть страну. «А пока хоть один вражеский солдат находится на нашей земле, мы будем продолжать борьбу», — был ответ Михайловича.

12.jpg

Летом 1941 г. в Югославии начали проявлять активность коммунисты. Лидер Коммунистической Партии Югославии Иосип Броз Тито создал вооруженные отряды, позже преобразовавшиеся в Народно-Освободительную Армию Югославии. В августе 1941 года армейский генерал Милан Недич сформировал Правительство народного спасения, которое взяло курс на сотрудничество с немцами. Поначалу четники и коммунистические партизаны пытались сотрудничать в борьбе против оккупантов. Однако в ноябре начались столкновения, вскоре переросшие в гражданскую войну. Четники вели борьбу с коммунистами, с оккупантами и с усташами, однако с отрядами Недича пытались сотрудничать.



Четники устраивали массовые убийства безоружных жителей. Дража Михайлович одним из первых на Балканах произнес фразу «этническая чистка». В своем приказе командирам четнических подразделений от 20 декабря 1941 года Михайлович так сформулировал стоящие перед ними задачи: «…Создать Великую Югославию и внутри ее Великую Сербию, этнически чистую в границах Сербии, Черногории, Боснии-Герцеговины… Провести чистку государственной территории от всех национальных меньшинств и чуждых элементов… Очистить Боснию от мусульманского и хорватского населения».



Четники добились больших успехов и в 1942 года контролировали большие районы, очистив их как от оккупантов, так и от коммунистов. Югославское правительство в эмиграции установило контакт с Михайловичем и признало его командующим югославской армии, в декабре присвоило ему чин бригадного генерала, в январе 1942 дивизионного генерала, а в июле 1942 — армейского генерала. Немецкое командование предприняло несколько крупных операций для уничтожения равногорского движения и его руководства. Но эти операции потерпели неудачу. В июле 1943 года оккупанты назначили за голову Михайловича 100 тыс. золотых марок. В феврале 1943 лидер французского движения Сопротивления генерал Шарль Де Голль наградил Михайловича Военным крестом.



Югославские коммунисты, видя в Михайловиче серьезного противника, пытались лишить его помощи союзников по Антигитлеровской коалиции, обвиняя его в сотрудничестве с оккупантами. В 1944 году союзники, в том числе югославское эмигрантское правительство, окончательно переориентировались на Тито. Однако Михайлович не сдавался и, в связи с поражениями немцев на фронте, 1 сентября 1944 г. объявил о всеобщей мобилизации, стремясь не дать коммунистам захватить власть. В октябре на территорию Югославии вошла Красная Армия, и почти вся страна оказалась под контролем коммунистов. Большая часть четников отошла на север страны, где они вместе с частями словенского домобранства и остатками Сербского добровольческого корпуса СС пытались оказать сопротивление НОАЮ в Словении. Но силы были неравны, и большая часть четников отступила в Италию и Австрию. Сам Михайлович отказался покидать страну и призвал четников не складывать оружия и продолжать борьбу. В марте 1946 отряд Михайловича был разгромлен, и сам он попал в плен.

Суд над ним проходил с 10 июня по 15 июля 1946 года. Суд отказался принять показания американских офицеров, находившихся при Михайловиче во время войны, а также англо-американских летчиков, сбитых над территорией Югославии и спасенных четниками (во время войны было спасено более 500 пилотов). 15 июля Михайлович был приговорен к смертной казни и 17 июля рано утром расстрелян. Предположительно, это произошло в Белграде, в районе островного пляжа Ада Циганлия, возле ныне снесенной старой тюрьмы. В марте 1948 года президент США Гарри Трумэн наградил Драголюба Михайловича американской медалью «Легион почета» (посмертно). В 2001 году награда была вручена его дочери.



Его место захоронения осталось неизвестно. В июне 2011 года Секретарь Государственной комиссии по обнаружению тайных захоронений убитых после 1944 года Срджан Цветкович опубликовал тот факт, что, в ходе поисковых работ на месте проведения расстрелов и последующих захоронений в Белграде, в районе островного пляжа Ада Циганлия, возле ныне снесённой старой тюрьмы, сотрудниками Государственной комиссии были успешно обнаружены останки тел и наручники, в том числе и останки Драже Михайловича. В настоящий момент, согласно заявлению Председателя республиканской ассоциации по сохранению традиций Равногорского движения Александра Чотрича, проводятся все необходимые мероприятия, включая экспертизу ДНК и прочие исследования, с целью доказать или опровергнуть факт принадлежности обнаруженных останков Драже Михайловичу. Чотрич также заявил, что он ожидает принятия Высшим судом в Белграде решения по прошению о реабилитации генерала Михайловича. Однако предполагаемая реабилитация Михаиловича встречает противоречивое отношение в Сербии.



Внизу – казнь Дражи Михайловича.

13.jpg

Карта оккупированной и разделенной Югославии.

14.jpg