Глава 9.3

Продолжаем цитировать И. Ландера: «В течение некоторого времени после начала Второй мировой войны Балканы оставались на периферии Европы, и многим казалось, что война не затронет этот регион, поскольку после успешного разгрома Франции и британских экспедиционных сил в Европе внимание Гитлера было обращено на Северную Африку.



Именно там он ожидал помощи от своего итальянского союзника, но внезапно выяснилось, что тот имел на этот счет совершенно иное мнение. Муссолини решил доказать стране и всему миру свою способность к абсолютно автономным действиям и тем самым совершил одну из худших возможных ошибок в коалиционной войне, не поставив Берлин в известность о своих планах нападения на Грецию с албанского плацдарма. В отличие от вторжения в Югославию, в Греции Германия не имела никаких интересов и потому не планировала там совершенно ненужные для себя действия. Муссолини прекрасно знал об этом и все же пошел на акцию, еще более странную и нелогичную, чем предшествовавший ей захват Албании. Объяснение этому следует искать не только в уже перечисленных мотивах итальянского лидера, но и в его глубоком личном презрении к “левантинцам”, которых он почти не считал за людей. По мнению дуче, греки не были способны на какое-либо организованное сопротивление его армии, и он решил разгромить их мимоходом.



Все обернулось совершенно иначе. Мало того, что обманутому в ожидании итальянской помощи в Египте Гитлеру пришлось полностью перестраивать свои оперативные планы, но и греки оказались совершенно не тем противником, которого рассчитывал встретить Муссолини. 28 октября 1940 года его 9-я армия вторглась в пределы Греции и быстро смяла малочисленные части прикрытия границы, однако уже 8 ноября подтянутые резервы остановили наступление итальянцев, а затем греческая армия нанесли контрудар и отбросила агрессора в глубину Албании. Муссолини пришлось пережить небывалое унижение и просить Гитлера о помощи, а в ее ожидании вести трехмесячную оборонительную войну. Одновременно греческое правительство обратилось к британцам, увидевшим в этом благоприятную возможность переломить ход войны. Черчилль планировал перебросить на Балканы значительную часть британской Нильской армии, однако немцы оказались сильнее. Спешно, но достаточно скрупулезно подготовленный в декабре 1940 года план “Марита” (“Директива № 20”) увенчался успехом. После начала наступления 6 апреля 1941 года вермахт очень скоро разгромил и греческие войска, и 53-тысячную британскую группировку, потери которой достигли 11840 человек. В ходе кампании вновь важную роль сыграли диверсанты из полка “Бранденбург”, три группы которых численностью по 16 человек сумели эффективно нарушить коммуникации связи обороняющихся. 6 апреля одна из рот полка захватила мост через Вардар и обеспечила беспрепятственный проход направлявшейся к Салоникам германской танковой дивизии. С 21 по 27 апреля десант 2-го батальона полка “Бранденбург” высадился на острове Эвиа в заливе Волос и оттеснил отступающие британские части к Фермопильскому проходу, позднее он же первым вошел в Афины. В городе действовал также и отряд особого назначения – военно-морская команда “Гамбург”, 27 апреля захватившая документацию морского министерства Греции. В мае 1941 года в оккупированной столице было открыто абверштелле (АСТ) с отделением (АНСТ) в Салониках, для инспекции которых из Берлина прибыл адмирал Канарис. В официальной истории СИС утрата Греции квалифицировалась как серьезная потеря, повлекшая “нехватку наступательной разведки оперативного масштаба о судоходстве противника” . Следует отметить, что к этому времени система британской разведки на рассматриваемом направлении была развита совершенно неудовлетворительно. Офицер секции “Д” СИС в Афинах Шоттон находился там с сентября 1939 года под прикрытием служащего компании “Ингерсол Рэнд”, однако не смог выполнить ни одну из поставленных перед ним задач. Попытка организовать в декабре 1939 года Балканский центр военной разведки завершилась издевательским объявлением об этом событии в информационном выпуске германских новостей уже через неделю после его создания.»



Продолжение следует.



Внизу — фото Белграда после бомбардировки.

7.jpg