Глава 9.14

Немецкое объявление о вознаграждении в 200000 динар за голову Дражи Михаиловича.

1_8.jpg

Большой популярностью среди партизан пользовалась песня "По шумама и горама" (на музыку песни "По долинам и по взгорьям"):


По шумама и горама
наше земље поносне
иду чете партизана,
Славу борбе проносе!



Нека знаде душман клети
Да ће код нас сломит' врат,
Прије ћемо ми умријети
Него своје земље дат'!



Казнићемо издајице,
Ослободит народ свој,
Казаћемо цијелом свијету
Да се бије љути бој!



Црне хорде нас не плаше,
Крв херојска у нас ври,
Ми не дамо земље наше
Да је газе фашисти!

Один из самых известных снимков времен Второй мировой войны в Югославии. Находится в здании ООН. Казнь Степана Стево Филиповича (1916—1942), партизана,народного героя Югославии.

2_6.jpg

Партизанские войска не смирились с поражением, нанесённым им в сентябре месяце предыдущего года, и ушли в Восточную Боснию. Стычки с чётниками вынудили Верховный штаб перебросить в Восточную Боснию 1-ю пролетарскую ударную бригаду, что привело к очередному всплеску борьбы в Югославии и отвлекло внимание немцев. 15 января 1942 года немецкое верховное командование начало так называемое Второе антипартизанское наступление. Дража Михайлович, которому удалось заручиться поддержкой немецких войск, отдал приказ всем своим войскам ни в коем случае не вступать в бои с немцами и не чинить им препятствий на пути к партизанским войскам. Усташи и вермахтовцы заняли несколько городов, установив связь между гарнизонами, и отрезали партизанам несколько путей к отступлению. В суровых зимних условиях части 1-й пролетарской бригады совершили известный Игманский марш, уйдя от немецкого преследования и сумев разрушить несколько линий коммуникаций между городами Боснии. В течение марта 1942 года 1-я и 2-я пролетарские бригады соединились и продолжили операции по освобождению страны. Партизанская деятельность оживилась в Герцеговине, Черногории, Санджаке и Восточной Боснии, а в освобождённой Фоче с января по май 1942 года даже располагался Верховный штаб НОАЮ и ЦК Компартии Югославии. За время пребвания в Фоче Верховный штаб в январе утвердил порядок принятия добровольцев в военные формирования партизан, а в феврале утвердил документы о присваивании подразделениям статусов бригад.

3_7.jpg

Члены Верховного штаба народноосвободительных партизанских отрядов Югославии во главе с Иосипом Броз Тито в Фоче на Пасху 6 апреля 1942.

Рассмотрим головные уборы, использовавшиеся югославскими партизанами.
Триглавка (словен. Triglavka), также известная в Хорватии как партизанка (хорв. partizanka) — головной убор, пилотка партизан-антифашистов в Словении, Западной Боснии и Хорватии. Считается самым известным элементом униформы партизан. Своё название в Словении получила в честь горы Триглав, что было отражено во внешнем виде шпаки (три «зубца»). Существовало три варианта этой пилотки. Самым известным является вариант с тремя зубцами: два зубца высотой по 10 см, третий в центре высотой 14 см или чуточку ниже. Чуть менее известен второй вариант с высотой заднего зубца 6 см. Третий вариант отличается от второго только наличием щита на пилотке, иногда к нему добавлялась и застёжка на кнопке, что позволяло закрепить пилотку на голове и уберечь голову от холода и ветра. Первые триглавки были пошиты во второй половине 1941 года в Загребе подпольщицей Добрилой Юрич по просьбе ветеранов Гражданской войны в Испании Владимира Поповича и Отмара Креачича. Внешне эти триглавки напоминали пилотки испанских республиканцев. В Словении они появились в марте 1942 года, став довольно популярными. Впервые они появились в униформе 3-й группы партизанских отрядов согласно специальному указу. Позднее эти триглавки стали носить партизаны Нижней, Белой и Верхней Краин (в первой половине 1942), а вскоре появились в Словенской Штирии с июля 1942 года. В Приморье их стали использовать во второй половине 1942. Триглавки стали самым узнаваемым элементом одежды словенского антифашистского подполья. Их тогда стали называть именно «триглавками» в честь самой известной словенской горы Триглав. С учётом того, что словенцы постоянно враждовали с немцами и итальянцами, триглавка стала символом сопротивления фашистам и нацистам. Триглавка, однако, вскоре была вытеснена пилоткой-титовкой согласно распоряжению от апреля 1944 года. В настоящий момент большая часть сохранившихся триглавок относится к третьему типу, сохранилась только одна триглавка первого типа.

4_5.jpg

Гора Триглав в Словении, в честь нее получил название партизанский головной убор.

5_6.jpg

Титовка (сербохорв. Титовка / Titovka) — головной убор, пилотка югославских партизан-антифашистов, впоследствии входивший в униформу Югославской народной армии и Союза пионеров Югославии. Названа в честь Иосипа Броза Тито. Внешне ничем не отличается от советской пилотки (спереди изображена та же красная звезда с серпом и молотом). «Титовка» являлась одним из самых известных символов югославского антифашистского сопротивления. Помимо «титовки», партизаны в Хорватии, Словении и Западной Боснии носили шапку под названием «триглавка».

6_3.jpg

Юные словенские партизаны в титовках.

Шайкача (серб. шаjкача от шајак — валяная шерсть) — сербский национальный головной убор, созданный в XVIII веке. Первоначально носимый людьми, служившими на речных флотилиях австрийской империи на реках Дунай и Сава. Эти люди проводили мелкие набеги на турок, таким образом позволяя сербам перебегать из Османской империи в Австрийскую. Беженцы-сербы копировали дизайн этого головного убора и впоследствии широко распространили среди сербского землячества. Отличительной особенностью этого головного убора является его верхняя часть, которая выглядит как буква V или как дно лодки (вид сверху). Шайкача получила еще более широкую популярность в начале XX века, так как стала частью военной формы сербской армии в период Первой мировой войны. Сегодня в некоторых сербских деревнях шайкача остается частью повседневной одежды. Во время Второй мировой шайкачи использовали как партизаны, так и четники. При этом у партизан рисовалась или пришивалась красная звезда, а четники носили шайкачи с гербовыми кокардами.

7_3.jpg

За сохранение самых основных сил партизанской армии Тито и его команде пришлось заплатить большими территориями, занятыми некогда его войсками. К тому же некоторые подразделения партизанской армии всё-таки были уничтожены полностью. Движение Сопротивления оказалось в некотором кризисе, из которого ему нужно было как можно скорее выбираться. Для этого основные силы партизан из Черногории, Санджака и Герцеговины начали прорываться сквозь мощные оборонительные линии немцев и итальянцев в Боснийскую Краину. Когда они соединились, то оказались в относительной безопасности. Из уцелевших отрядов были созданы 3-я санджакская, 4-я черногорская, 5-я черногорская пролетарские ударные бригады и Герцеговинской партизанский отряд НОАЮ. Верховный штаб и Компартия получили новосозданным бригадам, объединённым в группу, прорваться дальше в Боснийскую Краину и выйти на связь с хорватскими партизанскими отрядами, а по возможности освободить как можно больше территорий. Сам поход в Боснийскую Краину начался 24 июня 1942 года после соединения всех партизанских соединений. Эта небольшая операция переросла в полномасштабное наступление, которое продолжалось до 1943 года. 5-я пролетарская бригада и Герцеговинский отряд вынуждены были остаться на своих позициях для обороны Центрального госпиталя НОАЮ, а спустя некоторое время они отправились в Западную Боснию. К началу 1943 года им удалось освободить города Бихач, Кониц, Прозор, Горни-Вакуф, Дувно, Ливно, Ключ, Гламоч, Мрконич-Град и Яйце. Перенеся боевые действия в долину реки Уна, Верховный штаб НОАЮ решил таким образом рассеять вражеские войска по долинам Уны и Цазинской Краины, чтобы облегчить задачу партизанам и удержать свободные территории Западной Боснии и Хорватии.

1_9.jpg

Тито посещает первую пролетарскую ударную бригаду в Босанском Петровце. Апрель 1942 года.

К партизанам присоединился и известный хорватский писатель и поэт Владимир Назор Владимир Назор (хорв. Vladimir Nazor;1876 -1949). Во время пребывания с партизанами он вел дневник "С партизанами", писал стихи. В январе 1943 года в сожженном усташами сербском селе недалеко от Вргинмоста на Кордуне поэт написал стихотворение "Мать православная", одно из самых потрясающих стихотворений о страданиях сербского народа.



MAJKA PRAVOSLAVNA


Jesi li se nasjedila na garištu kuće svoje,
- Oh, ta kuća bijedna!
Tražeć okom i rukama kolievčicu malog Jove,
Ikonicu Svetog Đurđa i đerđefić tvoje Ruže?
Sve je sada dim i pepel, sve proguta čađa tavna,
Ti, slomljena krepka grana, najbiednija međ ženama,
Majko pravoslavna!
Jesi li se nahodala nogama što jedva nose,
- Oh, te noge bolne!
Jesi li se umorila tražeć Rumu, kravu svoju,
Kravu svoju, hraniteljku stare bake i dječice?
Da l' je vuci rastrgoše, il' je sakri šuma travna?
Ne muči se! Za koga bi sada bili sir i mlieko,
Majko pravoslavna.
Jesi li se naplakala nad sudbinom druga svoga,
- O druže ljubljeni!
Izdajom ga uloviše, kao psa izmlatiše,
Mučili ga, vezali ga, bacali ga u tamnice.
I on, koga srce vuklo djela vršit teška i slavna,
Kao hrom se bogalj vrati, da ti umre na rukama,
Ženo pravoslavna.
Jesi li se nakukala iznad one strašne jame,
- O jamo prokleta!
Gdje s grkljanom prerezanim djeca tvoja sada leže
Pokraj bake, i gdje majku svoju zovu, za njom plaču;
I boje se, jer je rupa puna ljudi, vlažna, tavna.
Šutiš. Pečat šutnje jad je na usta ti udario,
Majko pravoslavna.
Bliediš, tanjiš i kočiš se, no bol nemoj gušit svoju,
Bol ti preduboku!
Pusti neka tužba tvoja odjekuje širom zemlje,
I nek traje vjekovima. Neka čuju u što sada
Promjetnu se sjeta tvoja, tvoja tuga stara, davna.
Šutiš. Bliediš. I oreol mučeništva već te kruni,
Majko pravoslavna.



(U popaljenom srpskom selu kod Vrginmosta, januara 1943.)

2_7.jpg

Митрополит Дабробоснийский (в миру Петр Зимонич) родился 24 июня 1866 года в городке Грахово в семье известного священника и воеводы Богдана Зимонича – героя знаменитого герцеговинского восстания 1875 года. В 1887 году будущий митрополит закончил Духовную семинарию в городе Релево, а затем в 1893 году продолжил свое духовное образование в Духовной академии в городе Черновцы. После окончания обучения поехал в Вену, где поступил в аспирантуру Венского университета. В 1895 году, вернувшись в Релево, стал преподавателем в Духовной семинарии. Пострижен в монашество и рукоположен в священнический сан он был в 1895 году митрополитом Серафимом (Перовичем), уже немало пострадавшим в свое время от гонений на Православие и сербство. Рукоположение совершалось в монастыре Житомислич, имеющем многострадальную историю: во многих войнах он неоднократно подвергался разрушению и осквернению. Таким образом, в самом начале своего монашеского пути будущий митрополит получил сугубое благословение на мученичество.

В 1901-м, до конца учебного года, он находился в должности профессора Духовной академии и исполнял обязанности советника в консистории в Сараево (столица Боснии и Герцеговины). В 1903 году Священный Синод Константинопольской патриархии, возглавляемой тогда патриархом Иоакимом, избрал его митрополитом Захумско-Герцеговинским. На митрополичий престол владыка был возведен 27 мая того же года в Кафедральном соборе города Мостар (впоследствии усташи оставили от этого собора груду развалин). Спустя 17 лет, 7 ноября 1920 года, был избран митрополитом Дабробоснийским.

Митрополит Петр, пребывая на Захумско-Герцеговинской кафедре, принес на землю Герцеговины дух мира, утешая и примиряя народ. Митрополит, будучи великим патриотом, мужественно отстаивал церковную автономию Сербии от Австро-Венгрии, чем и завоевал огромный авторитет и поддержку народа. Его пребывание на боснийской земле принесло укрепление веры, религиозной активности, что позже, в 1905 году, дало свой плод: сербский народ получил церковную автономию. Митрополит Петр был архиереем Сербской Церкви в период, когда Римо-католическая церковь, поддерживаемая Австро-Венгрией, усиливала свои прозелитические происки в этих областях. Митрополит занял непримиримую позицию по отношению к оккупации и захвату исторических сербских земель Австро-Венгрией, он духовно поддерживал народ, вливая в души верующих надежду на лучшее будущее и духовное освобождение. Его служение, его мужество были примером и опорой для сербского народа во время аннексии Боснии в 1908 году и Первой мировой войны 1914 года.

Святитель был удостоен наивысших церковных наград – ордена святого Саввы I степени, Белого Орла IV степени и звезды Карагеоргия.

Вторая мировая война застала его в столице Боснии, Сараево, в сане митрополита Дабробоснийского. В связи с бомбардировками города митрополит Петр временно укрылся в монастыре Святой Троицы, недалеко от городка Плевля. Там ему довелось служить одну из воскресных литургий с архимандритом Серафимом, вместе с которым позже он испил и мученическую чашу.

Третьего дня Светлой Седмицы 1941 года митрополит вернулся в Сараево. Между тем это уже были времена, когда в Сараево и других городах Боснии начались преследования и убийства сербов. Многие уговаривали святителя на время оставить кафедру и перебраться в Сербию или Черногорию. Все подобные предложения он пресекал словами: «Я – пастырь, и мой долг – делить с моей паствой и доброе и злое: один у нас крест, одна судьба, и я разделю ее со своим народом».

27 апреля 1941 года немецкий патруль из шести офицеров и солдат ворвался в здание митрополии. Один из нацистов спросил: «Ты тот самый митрополит, который выступал за войну с Германией? Ты заслуживаешь смерти». На что митрополит ответил: «Вы жестоко ошибаетесь, господин. Нашей вины в этой войне нет. Мы ни на кого не нападали, но не обманывайтесь, мы не сдадимся под ваши пули. Не дадим поглотить себя, словно каплю воды, мы народ – и имеем право на жизнь!».

В начале мая того же года митрополиту позвонил католический священник Божидар Брале, назначенный ответственным представителем усташей в Боснии и Герцеговине, и приказал в тот же день запретить всем священникам епархии употребление кириллицы и изменить все надписи на печатях на латинские, пригрозив, что, если в указанный срок распоряжение не будет исполнено, митрополита привлекут к ответственности. На что владыка отвечал: «Кириллицу нельзя уничтожить за 24 часа, и не забывайте, что война еще не закончена!». Такая позиция митрополита послужила поводом к его аресту 12 мая 1941 года.

Прежде чем митрополит Петр был арестован, он успел собрать подчиненное священство, чтобы дать указания о дальнейшей работе. Некоторые просили его благословения временно укрыться в Сербии, но митрополит ответил: «Оставайтесь со своими прихожанами и разделите с ними все, что бы ни случилось».

Его послушались все. Многие из этих священников приняли мученическую кончину, некоторые пережили войну и свидетельствовали о митрополите Петре и обо всем, что происходило в те страшные дни.

К вечеру 12 мая в митрополию пришли агенты-усташи и сообщили, что митрополит Петр должен немедленно последовать за ними в «дирекцию» для дознания. В «дирекции» он провел три дня. Вечером 17 мая он был перевезен в Загреб (столицу Хорватии) и заключен в полицейскую тюрьму. Вместе с ним там находились протоиерей Милан Божич, доктор богословия Душан Ефтанович и доктор богословия Воя Бесаревич. Были сделаны фотографии, сняты отпечатки пальцев. В усташской картотеке митрополиту был дан номер 29781. Оттуда спустя несколько дней он был отправлен в концлагерь Керестинац близ Самобора. В концлагере ему сбрили бороду, сорвали мантию и подвергли страшным истязаниям, после чего перебросили в другой концлагерь, предположительно в Госпич либо в Ясеновац.

Существует несколько версий гибели митрополита Петра, но главное нам известно – он остался верен Богу до конца. Брошены ли его земные останки в Карпову яму на Велебите или в раскаленную печь крематория концлагеря Ясеновац, неизвестно.

3_8.jpg

Битва за Козару.

Самые ожесточённые столкновения за всю войну развернулись на Грмече и Козаре. Немцы в страхе перед наступающими партизанами отправили сразу 45 тысяч солдат и офицеров против 2-го Краинского партизанского отряда, в котором было всего 3500 человек. С 10 июня по 18 июля 1942 года развернулись самые ожесточённые бои в истории войны: на горе Козаре в неравном бою сошлись превосходящие силы немцев из 714-й, 717-й и 718-й дивизий при поддержке некоторых вспомогательных войск и две партизанские бригады при поддержке одного небольшого отряда. В ходе ожесточённых боёв потери с обеих сторон составили по 68 тысяч человек, однако подавляющее большинство составляли не солдаты, а мирные жители. Немцы, взбешённые своим неудачами, выместили свою злость на женщинах и детях. Выжившие были отправлены в концлагерь Ясеновац, где усташи продолжали над ними свои издевательства. Козарская резня является для сербов таким же символом скорби и боли, как Волынская резня для поляков и Хатыньская трагедия для русских и белорусов. Но помимо этого, её считают также символом стремления мирных жителей к жизни и сопротивлению захватчикам: по воспоминаниям выживших узников лагерей, многие пленники даже перед казнью шутили и смеялись, не боясь смерти. Об этой битве после войны было написано несколько десятков книг, а в память о битве был воздвигнут памятник.  В 1980-х годах разразился скандал: были обнародованы документы, согласно которым бывший генеральный секретарь ООН Курт Вальдхайм служил в Югославии в 1942 году и участвовал в резне, хотя он ранее утверждал, что в 1941 году получил ранение и не возвращался на фронт. Это вызвало массовое возмущение по всему миру, а в Австрии антинацистские организации даже потребовали немедленного отстранения Вальдхайма от участия в президентских выборах. Тем не менее, он не только не снял свою кандидатуру, но и выиграл выборы, что привело к серьёзному скандалу с Югославией и другими странами.

4_6.jpg

Памятник жертвам усташско-фашистского террора в Мраковице. Козара.

5_7.jpg

Козара в наше время. Горная гряда на северо-западе Республики Сербской. Босния и Герцеговина.

Два хорватских летчика Франьо Клуз и Рудольф Чаявец связались партизанами и угнали два самолета "Potez 25" и "Breguet Br.19". 23 мая 1942 года они прилетели в Приедор, на освобожденную партизами территорию, что стало точкой отсчёта начала существования партизанских ВВС.

Франьо Клуз (хорв. Franjo Kluz, серб. Фрањо Клуз; 18 сентября 1912, Йошик — 14 сентября 1944, Омиш) — югославский лётчик хорватского происхождения, участник Народно-освободительной войны Югославии, один из пионеров ВВС Югославии совместно с Руди Чаявцом. Народный герой Югославии.  Родился 18 сентября 1912 года в селе Йошик недалеко от Босанской-Дубицы. Окончил школу в Босанской-Дубице, долгое время работал помощником адвоката. Позднее окончил ПТУ, а затем и школу военных лётчиков Югославии в 1939 году, вступил в ряды ВВС Югославии. Во время Югославской операции вермахта со своим самолётом базировался на аэродроме Райловац близ Сараево. После разгрома войск Королевства Югославия попал в плен и был зачислен в военно-воздушные силы Независимого государства Хорватия, однако сбежал из страны в Баню-Луку, не желая состоять на службе у нацистов и усташей. Там он начал организовывать помощь югославским партизанам, совершая полёты на незахваченные врагом территории и доставляя припасы и вооружение антифашистам Югославии.

В мае 1942 году партизаны освободили Приедор и Любию, и в это же время Франьо Клуз и Руди Чаявец получили условия для вступления в НОАЮ. После тщательной подготовки под руководством партийной организации и Оперативного штаба НОАЮ в Боснии Франьо 23 мая 1942 года на самолёте «Potez 25» совершил полёт в Урие (близ Приедора). В тот же день в Приедор прилетел и Чаявец с механиком Милованом Язбецом. Это день стал днём основания партизанских ВВС Югославии, причём впервые в истории у Движения Сопротивления в какой-либо стране появилась собственная авиация. 14 июля 1942 года Франьо был официально принят в коммунистическую партию Югославии. С предварительно подготовленного аэродрома близ села Мечувоче Клуз вместе со стрелком-механиком Ивицей Митрачичем совершил два вылета. 4 июня 1942 года он организовал бомбардировку и обстрел позиций Чёрного легиона усташей близ Мечече (Козарска-Дубица), а через три дня подверг бомбардировки Босански-Нови и Двор-на-Уне и сбросил пропагандистские листовки над Козарской-Дубицей и Костайницей. Во время битвы за Козару Клуз и Митрачич вынуждены были перелететь на аэрдром близ Лушци-Паланки (это свершилось 14 июня) и уничтожать неприятеля по пути к новой базе. 6 июля 1942 года немецкий пилот сбил самолёт Франьо, что оставило партизан без возможности совершать воздушные операции в условиях полного авиационного превосходства немцев (они добились его за 45 дней, перебросив подавляющее число авиачастей). Франьо вошёл в состав Оперативного штаба боснийских отрядов НОАЮ, где оставался до ноября 1943 года, пока не отправился в Ливно к 1-й авиабазе. Совместно с другими лётчиками, прибывшими согласно приказу НОАЮ, он отправился в Италию, оттуда в Северную Африку, где под руководством британских инструкторов сформировал 1-ю эскадрилью НОАЮ, состоявшую из истребителей «Супермарин Спитфайр». Получил звание капитана и политрука эскадрильи.
Как первый партизанский пилот и один из самых опытных лётчиков Королевских ВВС, Клуз доставил майора Милета Протича 18 августа 1944 года во время первого боевого вылета своей эскадрильи. С аэродрома Кана в Италии Клуз совершал постоянные вылеты, атакуя немецко-фашистские войска в Далмации и Боснии, защищая авиацию партизан и обеспечивая снабжение по воздуху. Погиб 14 сентября 1944 года, когда его четыре самолёта «Supermarine Spitfire» были сбиты зенитной артиллерией немцев близ Омиша. Указом Президиума Народной скупщины СФРЮ 18 мая 1948 года провозглашён Народным гером Югославии.

6_4.jpg