Глава 9.13

Однако командовавший всеми отрядами четников в бассейне реки Западная Морава майор Р. Джурич, которому было приказано осуществить нападение, в то время вместе с силами партизан вел осаду г. Кралево, где оборонялся немецкий гарнизон. Он отказался снять осаду Кралева и начать братоубийственную войну против партизан. Поэтому приказ о нападении на партизан в районе города Чачак пришлось дублировать через начальника штаба у Джурича — капитана Й. Дерока. В результате основные силы четников перешли в наступление на партизан лишь спустя три дня, которые партизаны использовали, чтобы основательно подготовиться к отражению атаки. В бою у с. Любич силы четников были
разбиты, погибли несколько офицеров Д. Михаиловича, в том числе и сам капитан Й. Дероко. Столкновения партизан и четников имели место в районе городов Иваница, Пожега,
Арилье, Ужице, Ксьерич и других. Депеши из Москвы и Лондона, как и собственное сложное положение ввиду наступления немцев, заставили вождей повстанцев в последний раз обратиться к компромиссу. И. Тито 17 ноября 1941 г. обратился к Д. Михаиловичу с депешей о предложении о перемирии и создании специальной комиссии по выяснению причин столкновений. С партизанской стороны в переговорах участвовали А. Ранкович, оргсекретарь КПЮ, будущий «югославский Берия», И.Л. Рибар, секретарь югославского комсомола, и П. Стамболич, член Главного штаба по Сербии. Со стороны четников участвовали склонный к компромиссу с партизанами майор Р. Джурич и незадолго до этого заброшенные
английской разведкой в Югославию капитан УСО Б. Хадсон и майор югославской армии М. Лалатович. В результате была достигнута договоренность о формировании совместной Следственной комиссии по рассмотрению всех случаев столкновений, Совместного суда для лиц, нарушивших перемирие, а также Главной комиссии по военным и политическим вопросам. Уже 18—20 ноября в городе Чачак состоялось совместное заседание Следственной комиссии, которая последний раз собралась 27—28 ноября 1941 г. в селе Праняны в районе города Горни-Милановац, но до реальных действий так и не дошло. Тем временем немцы выдвинулись в направлении главного штаба партизан, и И. Тито, позвонив по телефону, попросил о совместном выступлении против немцев, но Д. Михаилович отказался, мотивировав это бессмысленностью фронтального сопротивления немцам,имевшим бронетехнику, авиацию и артиллерию. Тогда Тито последний раз лично беседовал с Д. Михаиловичем.

Песня четников, отражающая трагические события начала гражданской войны между партизанами и четниками.

Переговоры Драголюба Михаиловича с немцами. Цитируем А. Ю. Тимофеева. "Наступление немцев на районы Центральной Сербии, занятой четниками, и суровые репрессии против мирного населения вынудили Д. Михаиловича пойти на переговоры с немцами и М. Недичем. Были установлены связи отдельных командиров Д. Михаиловича с недичевским аппаратом. Речь, в первую очередь, шла о контактах четников с жандармерией, в структурах которой
было слишком много недавних офицеров, вчерашних друзей и коллег. Однако помощь в поставках оружия могла быть получена только от главной оккупационной силы — немцев.
Поэтому по инициативе командующего силами четников, были установлены контакты с сотрудником отделения абвера в Белграде, профессором славистики из Граца капитаном
Йозефом Матлом. В результате во второй половине ноября 1941 г. вс. Дивци произошла встреча Д. Михаиловича и его друга и соратника А. Мишича с представителями немецкого
командования в Сербии. Михаилович обещал прекратить нападения на немцев и переключиться на борьбу с партизанами, а в обмен на это просил у немцев часть трофейного оружия югославской армии: 20 000 винтовок, 200 станковых пулеметов, 2000 ручных пулеметов, 100 минометов, 100 000 гранат; по 500 патронов на винтовку, по 2000 патронов на пулемет, по 100 мин на миномет; 20 ООО комплектов югославской военной формы и 20 000 пар югославских военных сапог. Конкретных договоренностей на этой встрече достигнуто, разумеется, не было. Здесь уместно вспомнить, что на подобное вооружение сербских отрядов полностью лояльного оккупантам М. Недича Гитлер согласился лишь в 1944 г. Осенью 1941 г. немцы были уверены в своих силах и настаивали на безоговорочной капитуляции, которой и потребовал глава немецкой делегации полковник Когарт. Немецкие переговорщики пунктуально отметили в резюме переговоров с Д. Михаиловичем, что последний является по своим мотивациям ярко выраженным сербским националистом, человеком большой психической силы, который полностью владел своими чувствами и никак
не выразил своего волнения, даже услышав тяжелые для него известия."

В Черногории партизаны подошли к выбору даты восстания с умом: 12 июля марионеточное правительство Черногории провозгласило свою независимость, якобы дарованную Италией. Милован Джилас решил «отблагодарить» итальянцев по-своему, и на следующий день в городах Черногории начались столкновения. За несколько дней итальянцы потеряли убитыми, ранеными и пленными 4 тысячи человек, не сумев организовать нормальный отпор партизанским войскам, а югославы отбили почти все города. Спасло итальянцев от потери территории и полного провала только своевременное вмешательство регулярных частей армии и переброска горнострелковых дивизий. Хотя восстание удалось подавить, черногорцы одержали стратегическую победу и начали активное сопротивление.Черногорцы хоть и на короткое время, но в ходе своего восстания захватили три четверти территории страны: под контролем были города Андриевица, Грахово, Жабляк, Колашин, Биело-Поле, Беране и Даниловград. Некоторые из городов не покорялись в течение всего года и даже в 1942 году итальянцы не могли их взять. Тем временем в Боснии партизанами был отбит Дрвар, который стал столицей так называемой Дрварской республики в Западной Боснии, и на разгром этой самопровозглашённой республики были переброшены значительные силы чётников, итальянцев, хорватов и словенцев. В Хорватии в июле-августе под контролем партизан оказались Лика, Кордун, Бановина, Горски-Котар, Далмация и Славония, но уже осенью эти земли вернули под свой контроль оккупанты. В Кордуне, впрочем, потери хорватов оказались довольно болшьими. Наконец, в Словении, в провинции Гореньска образовалась ещё одна свободная территория, которую в конце декабря 1941 года вернули себе немцы.Шесть немецких дивизий и многочисленные войска коллаборационистов нанесли мощный удар по партизанскому движению, но не смогли его остановить. Верховный штаб Народно-освободительных партизанских отрядов Югославии вынужден был бежать в Санджак. Параллельно по партизанам были нанесены удары в Войводине, Славонии, Далмации, Горском-Котаре и Хорватском Приморье.

Верховный штаб занялся реформированием войск. От обычных партизанских отрядов он перешёл к созданию более крупных и мощных боевых единиц: бригад. Так 21 декабря 1941 года в Рудо появилась 1-я пролетарская ударная бригада — первое крупное военное формирование югославских войск. 1 марта 1942 года появилась и 2-я пролетарская ударная бригада. Впоследствии, когда до югославов дошли радостные новости о провале немецкого блицкрига в СССР, у них появилась возможность создавать и партизанские дивизии. Вскоре главный орган управления партизанскими силами стал называться Верховным штабом Народно-освободительной армии Югославии.

4_4.jpg

Руководство восстанием 13 июля в Черногории.

Командующий вермахтом в Сербии генерал артиллерии Пауль Бадер, разгромивший партизан, уже обладал точными данными о месте расположения командования четников и
решил провести операцию «Михаилович» — молниеносное уничтожение штаба повстанцев силами 342-й пехотной дивизии, которая произвела окружение Равна-Горы. Узнавший
о приближении немцев Д. Михаилович принял решение рассредоточить имевшиеся силы (Рибничская бригада майора А. Мишича, Таковская бригада 3. Вучковича, Церская бригада Д. Рачича и др.) с целью избежать фронтального столкновения с неприятелем. В результате Д. Михаилович и его окружение (штаб и охранение — Горная королевская гвардия
под командованием поручика Н. Калабича) составляли около 500 человек. Немцы начали свою операцию 4 декабря 1942 г. наступлением из г. Валево в направлении села Струганик. В это время готовый к отходу Д. Михаилович узнал, что А. Мишич, вопреки его приказу, готов оказать немцам сопротивление, которое неминуемо привело бы к расстрелу заложников, взятых немцами. Быстро взвесив ситуацию, Д. Михаилович приказал частям штаба во главе с подполковником Д. Павловичем и Горной гвардией Н. Калабича отступать в направлении к Овчарско-Кабларскому ущелью в соответствии с планом. А сам полковник Д. Михаилович
вместе с майором 3. Остоичем и пятью сопровождающими на конях устремились к Струганику, чтобы уговорить А. Мишича отказаться от гибельного решения. В то время, как частям Д. Павловича и Н. Калабича удалось выполнить намеченный маневр, Д. Михаилович и часть подчиненных А. Мишича оказались в тисках немецкого окружения. Чтобы спасти своего командира и старого друга, майор А. Мишич и его боевой товарищ словенец майор И. Фрегл, вышли к немцам с поднятыми руками. Майор А. Мишич выдал себя за Д. Михаиловича, а И. Фрегл подтвердил это заявление, после чего немцы прекратили прочесывание леса. Обрадованные немцы повезли А. Мишича и И. Фрегла в Валево, где после нескольких дней допросов правда вскрылась, свое глубокое разочарование немцы выместили на пленных и расстреляли их обоих 17 декабря 1941 г.

5_5.jpg

Александар Мишич.

Но полковнику Д. Михаиловичу, майору 3. Остоичу и оставшимся четникам удалось спастись.
Командование 342-й дивизии сочло операцию завершенной 9 декабря 1941 г., указав в отчете об операции о ее результатах: убиты 12 офицеров и солдат Д. Михаиловича, взяты в плен 482 подозрительных мужчины и 2 женщины, изъято 317 винтовок, 2 пистолета-пулемета, 21 000 патронов, 37 коней, 3 автомобиля, 1100 телефонов, 2 телефонных станции, 2 походных мастерских для изготовления одежды и обуви, 1 коротковолновая рация, 488 000 динаров и т.д. В то же время немецкое оккупационное командование в Сербии объявило
распоряжение о том, что за голову «вождя разбойников и бунтовщика Д. Михаиловича» обещана награда в 200 000 динаров. Самопожертвование А. Мишича имело еще одно
важное последствие — немцы решили подойти к вопросу поимки Д. Михаиловича более основательно: в ходе следующей операции против четников в январе 1942 г. в Восточной
Боснии, надеясь схватить там мятежного подполковника, они раздали своим солдатам фотографии Д. Михаиловича. Узнавший об этом Д. Михаилович решил, как и многие
его офицеры и солдаты, отпустить бороду.