Глава 9.11

Но не все смирились с оккупацией. Для более подробного освещения событий тех лет приводим выдержки из книги А.Ю. Тимофеева "Четники. Королевская армия".

"В течение лета 1941 г. курьеры Д. Михаиловича в пропагандистских целях распространяли по деревням и маленьким городкам Сербии слухи о том, что «военно-четнические отряды королевской армии» уже находятся «в лесах» и представляют собой грозную силу, которая ждет своего часа, чтобы отомстить немцам за позор поражения. Особенно эта пропаганда была направлена на бывших сербских ветеранов Первой мировой войны, на состоятельных крестьян, на представителей местных полицейских и административных властей на местах. Упорные слухи о массовых убийствах сербов на территории Независимой Хорватии, что могли подтвердить многочисленные беженцы, дополнительно будоражили сердца жителей Сербии. Немаловажным фактором стало и нападение гитлеровской Германии на Советскую Россию, при этом рождалась надежда на то, что Гитлер повторит судьбу Наполеона. В конце июня в районе города Валево поручик Нешко Недич организовал первый четнический отряд, а в течение двух следующих летних месяцев были сформированы уже десятки отрядов на территории гористых удаленных районов Восточной и Западной Сербии."

Внизу: обращение Драголюба Михайловича к сербскому народу.

1_3.jpg

"В то же время, после того, как 22 июня 1941 г. Германия напала на СССР, руководство КПЮ получило радиограмму Исполкома Коминтерна (ИККИ), призывающую коммунистов к оружию и рекомендующую ориентироваться на единство со всеми силами, которые борются против фашизма и нацизма, невзирая на идеологическую основу этих сил. ЦК КИЮ незамедлительно опубликовал свое обращение к народу, почти идентичное посланию ИККИ83. Первые акции
саботажа на территории Сербии, проведенные коммунистическим подпольем в конце июня 1941 г., носили характер непрофессиональный и малозначительный. Однако после небольшого затишья в августе 1941 г. число актов саботажа, обстрелов немецких транспортных средств и нападений на чиновников сербской администрации и полиции в провинции возросло. Всего лишь за 10 дней августа немцы зафиксировали 30 случаев обстрела поездов, 9 случаев обстрела немецких войск, 14 нападений на станции сербской жандармерии, 16 повреждений телеграфных и телефонных кабелей, 3 диверсии на мостах и железных дорогах, 4 нападения на промышленные объекты, 53 случая нападения на сербские административные и общественные учреждения и 5 попыток нападений на индустриальные и рудные предприятия. При этом погиб 21 военнослужащий вермахта, 34 были ранены и 4 пропали без вести. В связи с действиями на Восточном фронте в переброске дополнительных сил полиции в Сербию было отказано, в силу чего немцы, с одной стороны, решили применять меры устрашения (50 расстрелянных заложников за одного раненого немца, 100 — за убитого), а с другой — усилили местных коллаборационистов, сформировав правительство М. Недича.

31 августа 1941 года отряд четников под командованием В. Миситы напал на
немецкий гарнизон в г. Лозница и освободил город, захватив часть немцев в плен. Это были первые немецкие пленные и первый освобожденный город в Югославии и в Европе. Сам полковник В. Мисита погиб при штурме. Партизаны также начали восстание в Западной Сербии, причем первые их действия проводились совместно с отрядами четников. Большинство немецких войск покинуло территорию Сербии и отправилось на Восточный фронт, отряды коллаборационистов Д. Льотича и М. Недича только начали формироваться, поэтому восстание шло неожиданно успешно, удалось освободить несколько крупных городов в Центральной и Западной Сербии. На освобожденной территории в Западной Сербии и Шумадии были организованы коммунистические и четнические комитеты, ведавшие мобилизацией, а также сбором оружия и припасов. Но уже в конце сентября немцы начали зачистку равнинной части районов, охваченных восстанием. Перелом наступил 22 сентября, когда Церский четнический отряд под командованием Д. Рачича и отряд партизан Н. Ерковича напали на немецкий гарнизон в городе Шабац в 84 км к западу от Белграда. Вместо ставшего уже обычным бегства немцев из города гарнизон оказал усиленное сопротивление, а на следующий день на помощь гарнизону подошла 342-я немецкая пехотная дивизия, которую сопровождали части усташей. Четники и партизаны поспешно отступили на юго-восток, в ближайшие горы. А вот мирному населению предстояло заплатить кровавую цену за опрометчивое поведение повстанцев.


Восстановившие в городе свою власть немцы собрали 24 сентября 1941 г. всех мужчин от 14 до 70 лет и после обыска согнали их в импровизированные концентрационные лагеря, охранявшиеся усташами. После нескольких недель мучений и издевательств, в ходе которых погибли не менее 200 человек, в октябре 1941 г. были расстреляны 2100 заложников, остальных распустили по домам. Так, Мачва и ее главный город Шабац (наиболее экономически развитый и богатый район недичевской Сербии), стали первыми жертвами осеннего восстания 1941 г. В дальнейшем немцы перебросили в Сербию еще две дивизии и общими силами в 80 тыс. человек начали возвращать отнятые у них города. При попытках сопротивления они расстреливали заложников из числа местного населения по формуле 100 сербских мужчин за 1 немецкого солдата.


Внизу: диверсия партизан на железной дороге вблизи города Лесковац 16 октября 1941 года.

2_2.jpg

Совместный снимок партизан и четников (1941 г.)

3_2.jpg

13 октября партизанам удалось окружить город Кралево и расположенную в нем 717-ю пехотную дивизию. В ответ она взяла в заложники многочисленных жителей города. Продолжающиеся нападения сербских повстанцев немцы отбивали до 15 октября с трудом и большими потерями. После того, как к вечеру начались бои на улицах города, вермахт расстрелял 300 сербских мирных жителей. На следующий день немцы начали масштабную акцию возмездия за свои потери в бою за город. Для этого 717-я пехотная дивизия согнала всё мужское население города во двор вагонной фабрики и расстреляла в группах по сто человек. В докладе было отмечено, что за потери 15 октября были расстреляны 1736 мужчин и 19 женщин. Казни продолжились и в последующие дни. По югославским данным в Кралево и окрестностях жертвами расстрелов стали от 7000 до 8000 человек. хожим образом вермахт действовал в расположенном севернее Крагуеваце. Вблизи города при стычке с партизанами были убиты 10 немецких солдат и ранены 26. За это 749-й и 727-й пехотные полки под командованием майора Пауля Кёнига собрали жителей города в количестве 2323 человек и расстреляли недалеко от города. Людей забирали прямо с улиц. Этому событию посвящена песня сербской поэтессы Десанки Максимович «Кровавая сказка», особенно трогает момент, когда забирают цыганят-чистильщиков обуви 6-10 лет. Эти сцены неоднократно показывали в фильмах, посвященных войне. На месте трагедии сейчас находятся памятник и музей. Известна также в исполнении Марка Бернеса песня Я. А. Френкеля на слова В.Лифшица «Последний урок».

4_2.jpg

Памятник на месте расстрелов в Крагуеваце.

5_2.jpg

Оригинал песни Д. Максимович "Кровавая сказка".

Десанка Максимовић

КРВАВА БАЈКА

Било је то у некој земљи сељака
на брдовитом Балкану,
умрла је мученичком смрћу
чета ђака
у једном дану.

Исте су године
сви били рођени,
исто су им текли школски дани,
на исте свечаности
заједно су вођени,
од истих болести сви пелцовани
и сви умрли у истом дану.

Било је то у некој земљи сељака
на брдовитом Балкану
умрла је јуначком смрћу
чета ђака
у истом дану.

А педесет и пет минута
пре смртног трена
седела је у ђачкој клупи
чета малена
и исте задатке тешке
решавала: колико може
путник ако иде пешке...
и тако редом.

Мисли су им биле пуне
и по свескама у школској торби
бесмислених лежало је безброј
петица и двојки.
Прегршт истих снова
и истих тајни
родољубивих и љубавних
стискали су у дну џепова.
И чинило се сваком
да ће дуго
да ће врло дуго
трчати испод свода плава
док све задатке на свету
не посвршава.

Било је то у некој земљи сељака
на брдовитом Балкану
умрла је јуначком смрћу
чета ђака
у истом дану.

Дечака редови цели
узели се за руке
и са школског задњег часа
на стрељање пошли мирно
као да смрт није ништа.

Другова редови цели
истог часа се узнели
до вечног боравишта.

Перевод с сербского Сергея Щеглова:

Десанка Максимович

КРОВАВАЯ СКАЗКА

Было это в стране крестьянской,
какой – неизвестно,
но горной, балканской:
приняли смерть, как небесные воины –
дети совсем еще - младшие школьники…
Приняли смерть – в одночасье.

Все – одногодки,
и одинаково –
длилось их школьное счастье.
Те же прививки – от тех же болезней,
и одинаково –
умерли все в одночасье.

Было это в стране крестьянской,
какой – неизвестно,
но горной, балканской:
приняли смерть, как небесные воины –
дети совсем еще – младшие школьники…
Приняли смерть – в одночасье.

До мига смертельного,
примерно за час –
за школьными партами
класс малышей задачи решал –
одинаково:
«Сколько может путник идти,
если идет пешком…».

А в школьных портфелях
лежали тетрадки:
в них прятались двойки с пятерками,
даже не зная, что стали ненужными,
и потому – равнозначными.
Тайны и сны (друг на друга похожие)
спали на дне карманов.
Каждому думалось:
долго еще…
Что еще очень долго
бегать под синими сводами можно.
Так как задачи не все решены –
Много еще их на свете.

Было это в стране крестьянской,
какой – неизвестно,
но горной, балканской:
приняли смерть, как небесные воины –
дети совсем еще – младшие школьники…
Приняли смерть – в одночасье.

Последний урок. Дети встали,
Встали в колонну, пошли на расстрел,
каждый в лицо своей смерти смотрел…

За руки взялись.
И одинаково –
тихо, всем классом –
в небо поднялись.

Танк, захваченный Таковским батальоном Чачанского партизанского отряда у Рапай-брда 5 октября 1941 года.

6_2.jpg

Один из немецких танков, уничтоженных на дороге Крагуевац-Горный Милановац. Подорван четником капралом Раде Живановичем, погибшем при взрыве.

7_2.jpg