Глава 8.8

Для более полного понимания природы и развития русской эмиграции в Болгарии предлагаем вашему вниманию отрывки из книги Цветаны Кьосевой «Болгария и русская эмиграция».

«...Спустя десять дней после прибытия первых русских беженцев в Болгарию, в Варне проводится совместное совещание представителей вышеуказанных русских организаций и представителей болгарской общественности. На этой встрече создается первая совместная организация - Русско-болгарский общественный комитет. Он берет на себя заботу о прибывающих беженцах, а именно: набирает средства через бла*готворительную деятельность, создает пункты питания, решает жилищные проблемы и прочее.

В Софию первые эшелоны русских беженцев прибывают 19 января 1920 года. Варненский Русско-болгарский комитет устанавливает с ними контакты и уже 29 января 1920 г. в Софии создается новая организация - Русско-болгарский культурно-благотворительный комитет под председательством известного болгарского русофила и славянофила архимандрита Стефана, будущего болгарского экзарха. С русской стороны в руководство Комитета включены видные представители эмигрантской среды - профессора Михаил Попруженко и Александр Федоров. Организация просуществовала до 1925 г., реализовав множество своих инициатив и мероприятий не только по обустройству беженцев, но и по сближению двух народов.

Несмотря на дружелюбное отношение болгарского населения, русские эмигранты скоро осознают, что смогут уцелеть в чужой этнической среде вероятнее всего посредством собственных коллективных усилий, объединившись в организации и товарищества и, тем самым, обеспечив себе не только лучшие условия существования, но и коллективную защиту своих интересов перед болгарскими властями. В общей сложности в период с 1920 по 1944 гг. в Дирекции полиции Болгарии было зарегистрировано более ста русских эмигрантских организаций. Почти все они были созданы в 20-х и в начале 30-х годов ХХ века. Организации издают 85 эмигрантских газет и журналов. Здесь рассматриваются, прежде всего, организации, созданные на территории Болгарии.

Политический спектр идей, которых придерживаются русские эмигрантские формирования, довольно разнообразен. Всех их объединяет антисоветская направленность и стремление возродить и сохранить русские национальные традиции и русскую духовность. Очень популярная монархическая идея, связанная с носителями бывшей русской государственности - живыми представителями императорской династии в изгнании. В 30-х и в начале 40-х годов в среде русских эмигрантов получают некоторое распространение фашистские и социалистические идеи, которые, однако, оказывают сравнительно слабое влияние на эмигрантскую массу. Для Болгарии характерна одна особенность - отсутствие эмигрантских объединений из приверженцев старых русских политических партий - кадетов, меньшевиков и пр. Это объясняется тем, что их лидеры обосновываются в Париже и Берлине и там восстанавливают деятельность своих партий...»

2_13.png

Продолжаем цитировать Ц. Кьосеву: «...Как правило, русские эмигрантские организации почти не интересуются политической жизнью Болгарии. С момента своего прибытия самые видные представители эмиграции открыто заявляют, что не будут вмешиваться во внутренние дела страны, которая предложила им гостеприимство. Беженцы живут своими интересами, пытаясь сохраниществлять в эмиграции лучшие традиции русской духовности и национальной идентичности. В отдельных случаях некоторые организации все же оказываются вовлеченными во внутренние события страны, но их роль в них незначительна. В течение всего периода своего существования эмигрантские организации находятся под строгим контролем болгарских властей и подчиняются законам о государственном надзоре над общественнымет политический надзор над членами этих организаций.

Болгарское государство создает специальную правительственную организацию, занимающуюся проблемами беженцев - Комитет по делам русских беженцев. Так как с 1923 по 1945 г. этот комитет играет исключительно важную роль в жизни эмигрантов, необходимо коротко осветить его деятельность. В июле 1921 г. в период самой активной волны эмиграции Лига Наций рекомендует правительству Александра Стамболийского учредить специальную должность - комиссара по делам беженцев, который мог бы осуществлять связь между Верховным комиссаром Лиги Наций и болгарскими властями по всем проблемам эмигрантов. На эту должность назначается архимандрит Стефан. В ноябре того же 1921 г. постановлением Совета министров Болгарии создается Комитет по делам русских беженцев в составе: председатель - архимандрит Стефан, члены - Г. Цветинов, зав. отделом Министерства иностранных дел, а также Л. Фельдман, представитель Русского Красного Креста, и Г. Арцишевский, представитель русских учебных заведений в Болгарии. Но Комитет не располагает собственными средствами, рассчитывает только на вольные пожертвования и фактически затруднен в осуществлении своих задач. Только в декабре 1922 г. после отъезда российского посла А. Петряева из Болгарии, постановлением Совета министров создается новый Комитет по делам русских беженцев под председательством болгарского писателя и общественника Трифона Кунева. Его членами являются епископ Стефан и представители русской общности - правящий епископ русских православных общин в Болгарии Серафим Лубенский, Князь Лобанов-Ростовский и проф. Базанов. В постановлении Совета министров указано, что задача Комитета - „обеспечение места проживания русским беженцам и распределение любого вида помощи, которая могла бы поступить для их пользования". Источником финансирования вначале служат остатки общих русских средств Совета российских послов в Париже и Главного Командования Русской Добровольческой Армии. После расформирования частей этой армии по указанию Лиги Наций с весны 1923 года болгарское правительство начинает ежегодно отчислять из госбюджета суммы на содержание русского контингента. Такое субсидирование продолжается до 1944 года. Для нужд русских, государство обеспечивает 11-12 млн. лв. в год, что составляет свыше 2/3 всех ассигновании необходимы для функционирования общности. Надеясь, что освободившаяся когда-нибудь от большевиков Россия признает эти расходы, Министерство финансов вводит их в бухгалтерию на счет оккупационного долга Болгарии к России, насчитывающего приблизительно 82 млн. лв. По примеру Чехословакии, дело финансирования русской общности в Болгарии получило имя „русская акция”. Механизм ее проведения следующий: средства перечисляются Комитету по делам русских беженцев, а он, в свою очередь, при непосредственном участии представителей отдельных русских эмигрантских организаций (Русский красный крест – старая организация, Союз русских инвалидов, Комиссия о русском учебном деле), распространяет их между нуждающимися - больными, инвалидами, нетрудоспособными, а также на содержание русских учебных заведений в стране.»

Продолжение следует.

3_13.png