Глава 6.3

Во второй половине XIV в. из состава Сербского царства выделились в качестве отдельной территории под властью собственных князей земли, которые впоследствии стали называться Черногорией. Этот регион, сократившийся до горных районов в результате захвата побережья Венецией, а равнинной части османами, значительно отставал по своему социально-экономическому развитию от окружающих земель. Здесь сложилась особая территориально-административная структура, состоящая из военно-политических объединений — племен. При этом созывалась и общая скупщина из их представителей. Формально Черногория входила в состав османского государства, однако черногорцы успешно сопротивлялись распространению на свои земли фактической власти Порты. С XVII  в. политическими и духовными лидерами черногорцев стали местные митрополиты, резиденции которых находилась в Цетинском монастыре.

В XVIII в. заметное влияние на внешнеполитическое положение на западе Балканского полуострова оказывали Венецианская республика и Российская империя. В особенности это влияние сказалось на политическом развитии Черногории. С Венецией у Черногории издавна были установлены тесные связи, но лучшие времена Республики св. Марка остались уже позади, а вот присутствие России на Балканах постепенно возрастало.

Следствием участия Венеции в войне Священной Лиги явилось признание со стороны черногорского «сбора» и митрополита Виссариона верховной власти Республики св. Марка. Этот акт состоялся в 1688 г ., и оценивается историографией как важный этап в истории завоевания черногорцами автономного положения.

Митрополит Данило Негош (1697—1735), основатель знаменитой впоследствии династии Петровичей Негошей, проводил политику укрепления единства Черногории и устранения межплеменной вражды. Он учредил общечерногорский судебный орган — «Суд владыки Данилы». Во время его правления начались контакты Черногории с Россией.

Внизу – портрет основателя династии Петровичей Негошей – владыки Данило.

4_5.png

Боснийские земли под османской властью в ХVI—ХVIII вв.

Северная Босния, насчитывавшая свыше 30 городов оставалась под властью венгерского короля Матвея Корвина. И лишь в 1527 г., после нескольких десятилетий набегов, угона людей, опустошения земель все боснийские земли оказались под властью турок. Установление османского феодального режима и османо-тюркская колонизация Боснии были самым тесным образом связаны с географическим положением и стратегической значимостью этих территорий. На длительный период боснийские земли стали пограничной провинцией Османской империи. Многочисленные укрепления, размещение здесь гарнизонов и войсковых частей, необъявленные, но частые пограничные конфликты, особенно в районах Северной и Северо-Вocтoчной Боснии, peзкo отличaли их жизнь от жизни внутренних областей Румелии.

После завоевания Боснии османы стали перестраивать административное управление этими землями в соответствии с существующей системой управления в Османской империи. Первоначально эти области являлись санджаками Румелийского эялета, но в конце XVI в. был образован Боснийский эялeт (I580) (позднее — пашалык), который включал в себя собственно Боснию, Крайну, Герцеговину с Рашкой, Зетскую и Требиньскую области. Во главе администрации провинции был поставлен визирь, который сосредоточивал в своих руках гражданскую власть и военное руководство войсками в эялете. При визире существовал штат чиновников, а судебная власть находилась в руках независимых от пашей судей — кадиев. Аналогичным образом управлялись и более мелкие административные единицы — санджаки и нахии.

Окраинное положение Боснийского эялета в системе европейских турецких владений заставляло Порту проводить там осторожную политику, идти на уступки местным феодалам. Лишь постепенно турки стали вводить в Боснии и Герцеговине свою феодальную систему, сохраняя в первое время, особенно в Герцеговине, большое число местных феодалов-христиан, которые лишь постепенно переходили в ислам. Вместе с тем военно-политическая роль феодалов-потурченцев в боснийских землях неуклонно росла. Это было связано с тем, что для обороны от военных нападений европейских государств в пограничных с владениями Габсбургов районах Боснии во второй половине ХVI в. стали основываться так называемые капетании — округа. Центрами этих капетаний были укрепленные города, где сосредоточивались наемные войска, а также военные отряды из местного населения. Порта создавала здесь прочную систему обороны, опираясь главным образом на местных крупных феодалов. Во главе таких капетаний стояли выходцы из самых богатых феодальных семей — капетаны. Власть их очень быстро стала наследственной. Капетании просуществовали вплоть до 30-х гг. XIX в., когда визирь Мехмет — паша Веджихи стал проводить административные реформы и наконец ликвидировал их.

В конце ХVII в., когда Порта вела беспрерывные войны с Австрией и Венецией, Боснийский эялет фактически обходился собственными военными силами. А местные феодалы-беги и янычары добились фактического самоуправления и нередко вообще не подчинялись власти визиря и даже вступали с ним в военные конфликты.

После Карловицкого мира 1699 г. Боснийский пашалык, являясь пограничной областью, испытывал главный натиск со стороны Австрии. В результате австро-турецкой войны 17I6—17I8 гг. боснийские земли по правобережью Савы временно отошли Габсбургам. Стало очевидно, что Порта не в состоянии предоставить средства и войско для защиты Боснии от все нараставшей внешней опасности. Поэтому боснийские феодалы стали самостоятельно организовывать оборону. В Боснии были построены укрепления и крепости, основано много новых капетаний не только в пограничных районах, но и на стратегических путях, и во внутренних частях страны. Упадок центральной власти в Турции побуждал наиболее сильных боснийских феодалов добиваться полной самостоятельности во внутренних делах. Феодальная знать — аяны, проживавшая в городах и входившая в «веча аянов», сумела сохранить в своих руках управление городами и округами.

5_5.png

Капетаны постепенно приобрели не только военную, но и гражданскую власть и не подчинялись эялетским властям. Эта должность стала переходить по наследству. Янычарская верхушка хозяйничала в ремесленных цехах, скупала земли, владела крестьянами. Янычары, спахии, капетаны отказывались выполнять свои военные обязанности по отношению к Турции. Иногда в Боснии наступали длительные периоды полной анархии.

Местные феодалы Боснии и Герцеговины — аяны в конце ХVIII — начале ХIХ в. фактически владели земельными наделами, на которых работали как крестьяне-мусульмане, так и крестьяне-христиане. Этнических турок в провинции было очень мало, они, как правило, присылались для занятия административных должностей и враждебно воспринимались местной боснийско-герцеговинской знатью.

Уже к середине XIX в. в ходе ликвидации спахийского землевладения старую родовую знать — -аянов начинают теснить владельцы земельных наделов, полученных по воле чиновников из центра или боснийского визиря. Эта новая знать, часто пришлая, именуемая по титулам янычарских военноначальников агами и бегами, образовала новый класс собственников феодального общества. Капетаны и аяны, аги, беги составлявшие так называемый беговат, являлись решающей политической силой в Боснии и Герцеговине в течение всего ХVIII и первого десятилетия ХІХ в. Мусульманские традиции и их культура получили широкое развитие через сеть духовных училищ и школ.

Христианская церковь и культура в Боснии и Герцеговине в конце ХVIII — начале XIX в. занимали весьма слабые позиции. Особенно это касалось православной церкви, где иерархи, по большей части греки, назначались Вселенским патриархом и чаще всего сотрудничали с властями. Католическая церковь была представлена орденом францисканцев. Они очень активно открывали монастыри, католические школы при них, поддерживали самые тесные контакты с католиками Хорватии и Славонии, а также Далмации — известного центра католической культуры Средиземноморья.

Ослабление власти Порты, а вместе с тем и боснийско-герцеговинского визиря, сопровождалось усилением позиций крупных феодальных владельцев, появлением сепаратистских тенденций. Политика турецкого правительства, направленная на государственную централизацию, укрепление своей власти на местах , вызывала резко негативную реакцию со стороны беговата. В Боснийском эялете наряду со сложными религиозными противоречиями существовали серьезные проблемы между крупными землевладельцами и зависимым от них крестьянством (кметами).

Продолжение следует.

6_4.png