Глава 6.2

А как встретила Новое Время Хорватия? После Ускокской войны австрийское правительство не было намерено отказаться от использования поселенцев в интересах организации обороны. В начале 1630-х гг. завершилось создание Военной Границы («Крайны») — области, постепенно изымавшаяся из ведения хорватских органов управления (бана и сабора) и превратившейся в особую административно-территориальную единицу, подчиненную непосредственно австрийским властям. Успеху их политики способствовали определенные факторы. Во-первых, казна хорватского королевства была слишком истощена, чтобы принять на себя обязанность содержания военных гарнизонов и заботу о фортификационных сооружениях на пограничных землях. Во-вторых, население этих земель из-за притока эмигрантов из захваченных турками областей выделилось в особую группу: тут возобладали «влахи» - термин, получивший в новых условиях иной смысл, нежели тот, который имел в средневековых сербских документах. Теперь влахами стали условно называть православных переселенцев с османской территории. В 1630 г. были изданы Влашские статуты, предоставлявшие влахам некоторые автономные права. Военно-административная организация представляла три крупные административные территориальные единицы: Банская Крайна, еще остававшаяся в ведении бана и сабора, Карловацкое и Вараждинское генеральства, перешедшие под управление венских властей. Некоторое время австрийское npавительство практиковало назначение на высшие посты (генералов и капетанов) представителей местной (хорватской) аристократии. Все же вплоть до второй половины XVII в. антигабсбургская оппозиция в Хорватии не носила сколько-нибудь организованных форм.

В начале XVII в. хорватские земли испытали на себе влияние Реформации. Но оно было крайне слабым, поскольку реальная опасность мусульманской экспансии не способствовала разобщению христианских сил.

Как известно, Тридцатилетняя война (1618—1648) явилась важным рубежом в истории славянских народов, причем ее результаты для всех участников оказались исключительно негативными. Земли Хорватского королевства непосредственно не пострадали от военных действий и не претерпели ущемления политических прав. Однако и для Хорватии война не прошла бесследно. Хорватские кавалерийские полки, высоко ценимые австрийским командованием зa боевые качества, принимали активное участие в военных действиях, но это не только не принесло пользы народу, но напротив, причинило ему своего рода моральный ущерб. Очевидно, что всякая война такого масштаба, как Тридцатилетняя, имеет помимо политического еще и моральный аспект. Являясь своего рода формой международных контактов, она способствует выработке определенных стереотипов. Таковым стал со времен Тридцатилетней войны образ «кроата» (хорвата) как варвара и головореза. Этому способствовали объективные обстоятельства: хорватские полки графа Изолани (в составе войск Валлен-штейна-Пикколомини) сражались на европейских фронтах вдали от родины, а потому конфликты с местным мирным населением, языка и обычаев которого хорваты не знали, принимали особо жестокие формы. К тому же и сами немецкие сослуживцы рассматривали кроатов как существ низшего порядка, отзывались о них если не враждебно, то снисходительно.

Внизу – карта островов адриатического побережья Хорватии, XVII  в.

2_5.png

В XVI — начале XVII  в. словенские земли испытали на себе влияние Реформации. Словенская Реформация не вылилась в столь острые формы, как немецкая: хотя и в Словении появились некие радикальные секты, главную роль в движении играли умеренные элементы, сурово осуждавшие революционные методы борьбы, призывавшие к христианскому смирению и ограничивавшиеся литературной полемикой с идеологическими противниками. Таким образом, словенская Реформация оставила заметный след только в культурной жизни общества. Причина этого кроется , видимо, в том, что внешнеполитическая ситуация — развитие османской экспансии — требовала сплочения всех христианских сил для борьбы с мусульманским миром. Самым видным представителем Реформации в словенских землях являлся Примож Трубар (1508—1586). За проповедь протестантизма он был изгнан из словенских земель и прославился и Священной Римской империи своей издательской и литературной деятельностью. Протестантам принадлежит заслуга издания первой словенской грамматики.

К 1578 г . дворянство и горожане Штирии, Каринтии и Крайны получили от династии Габсбургов свободу вероисповедания. Но уже к началу XVII в. все протестанты были либо изгнаны из Внутренней Австрии, либо перешли в католичество. Контрреформация здесь не вызвала серьезного отпора со стороны последователей Лютера, что явилось результатом слабости и умеренности протестантизма в словенских землях. В Словении на протяжении Средневековья господствует латынь, которую с XIV в. начинает вытеснять из официальных документов немецкий язык, а во времена Реформации появляются первые сочинения на словенском языке.

Период Реформации стал особенно плодотворным для словенской культуры. А.   Бохорич издает первую словенскую грамматику. Юрий Далматин переводит на словенский язык Библию. Наиболее значительным памятником научной мысли в Словении XVII в. является сочинение Я.-В. Вальвасора, ценнейший источник для изучения социально-экономических проблем. Оно написано на немецком языке и состоит из пятнадцати книг; помимо уникальных сведений из области экономики в нем содержится материал физико-географического и этнографического характера, очерк истории и современного положения словенских земель в административно-территориальной системе империи; затрагиваются также хорватские сюжеты. Издание, выполненное в нюрнбергской типографии, отличается высоким полиграфическим уровнем, особенно хороши гравюры, иллюстрирующие повествование. Вальвасору принадлежит ряд работ из области топографии. В словенских землях получают широкое распространение хроники, отличающиеся двумя особенностями: стремлением причислить словенцев к немцам, с одной стороны, а с другой — подчеркнуть самостоятельность отдельных словенских территорий (характерный пример — «Слава герцогства Крайны» Вальвасора, «Анналы Каринтии» Иеронима Магисера и «Карниола древняя и новая» Иоганна Людвига Шенлебена ).

Внизу – портрет Приможа Трубара.

3_5.png