Глава 4.4

Из нашего рассказа (часть 3, глава 5) о формировании словенского этноса мы узнали, что в начале 740-х гг. карантанским князем был некий Борут, просивший помощи у баварского герцога в борьбе против аваров. Следствием баварской интервенции явилось признание карантанцами власти герцога и франкского короля. Борут оставался карантанским князем вплоть до своей кончины (ок. 749 г.). Наследовали ему сын и племянник, которые до этого находились при баварском дворе и были крещены. К концу правления последнего (ок. 751—769 гг.) в Баварии произошло восстание, в результате которого она вместе с Карантанией отделилась, однако в 788 г. — при Карле Великом — франкская власть там была восстановлена. Вероятно, в Карантании с этого времени шел довольно интенсивный процесс оттеснения местных князей oт власти франкскими маркграфами. В начале IX в. Карл Великий завладел также Истрией — полуостровом в северной части Адриатики, где франкская администрация, видимо, поощряла приток славянских колонистов.

В дальнейшем на протяжении ряда столетий словенские земли оставались в составе германских государств — империи Каролингов, Восточно-Франкского королевства, Священной Римской империи. Только на время во второй половине XIII в. ими завладел чешский король Пржемысл II Оттокар, однако после его гибели в борьбе с Рудольфом Габсбургом в 1278 г. здесь установилась наследственная власть Габсбургов, просуществовавшая вплоть до 1918 г.

Процесс феодализации в словенских землях начался, видимо, раньше, чем в хорватских и тем более сербских. Собственно иммунитетная грамота, содержащая упоминание о славянах, традиционно относится к истории Словении. Она была выдана в 777г. баварским герцогом немецкому монастырю, находившемуся на территории нынешней Австрии. Монастырю передавалось право на платежи и службы местного населения, ранее следовавшие в пользу фиска (формы и размеры повинностей не указаны). Грамота содержит также первое известное из источников упоминание термина «жупан» применительно к конкретному лицу, облеченному некими административными правами.

Дальнейший ход развития крупного церковно-монастырского и светского землевладения не оставил столь ярких следов известных источниках, зато в них сохранились уникальные сведения из истории формирования строя сословной монархии. Первым таким источником является «Швабское зерцало», составленное сразу после установления власти Рудольфа II Габсбурга и содержащее сведения о правовом статусе словенских земель в составе Священной Римской империи, а также подробное описание архаического обряда интронизации карантанского герцога. Из описания следует, что должность карантанского герцога (одновременно он имел придворный титул «ловчего» германского императора) была выборной, и в его избрании участвовали все свободные жители страны, включая женщин и детей.

Спустя примерно полстолетия была написана хроника аббата Иоанна, зафиксировавшая решающий перелом в социально-политической истории словенских земель: «австрийцы» сочли себя оскорбленными «мужицким» обрядом и решили, что его следует отменить. Автор, родом из Франции, поселился в Словении в начале XIV в. Его «Книга правдивых историй» излагает всемирную историю с VII до се редины XIV в. Это сочинение представляет собой наиболее значительный памятник словенской средневековой литературы и даже считается одним из лучших исторических трудов в Европе той поры.

Продолжение следует.

Внизу – Словения в наши дни.

4_2.png

5_2.png