Глава 10.10

Возвращаемся в Югославию. В наступившем 1999 году обострились противоречия, связанные с ситуацией в автономном крае Косово и Метохия. Запад в лице НАТО был обеспокоен «этническими чистками», якобы активно проводимыми президентом СРЮ Слободаном Милошевичем. В ходе предшествовавших войне переговоров между НАТО, Югославией и Россией в начале 1999 года был согласован протокол о восстановлении широкой автономии Косова, прекращения там «этнических чисток», проводимых сербской армией и полицией, и прекращении вооруженной борьбы албанской Армией Освобождения Косова.

Представители АОК под нажимом США и других стран подписали согласованный протокол, но сербский президент отказался это сделать. Тогда страны НАТО предъявили Югославии ультиматум о прекращении боевых действий в Косово и согласии на ввод в край международных миротворческих сил, костяк которых должны были составить войска государств НАТО. После того как югославская сторона не ответила на ультиматум, 24 марта 1999 года по Югославии был нанесен первый ракетно-бомбовый удар.

Операция "Союзная сила" (по кодификации НАТО) или "Милосердный ангел" (по кодификации США) - военная операция блока НАТО против Союзной Республики Югославии в период с 24 марта по 10 июня 1999 года. Решение о начале операции в обход Совета безопасности ООН принял бывший в то время генеральным секретарем НАТО Хавьер Солана после провала переговоров в Рамбуйе и Париже, в ходе которых президент СРЮ Слободан Милошевич отказался подписать военные приложения к договору об урегулировании косовского кризиса.

Атакам подвергались объекты на территории Сербии и Косова. Вторая республика Югославской Федерации, Черногория, во главе с президентом Милой Джукановичем не поддерживала политику Милошевича в отношении косовских албанцев и не была поэтому объектом репрессий со стороны НАТО. В свою очередь, черногорские войска не участвовали в отражении натовских атак. В ходе «этнических чисток» и последующих бомбардировок Косово покинули 900 тысяч албанцев и 100 тысяч сербов.

В операции против Югославии, продолжавшейся 78 дней, было задействовано 1260 самолетов и вертолетов, в том числе стратегические бомбардировщики Б-52 и Б-2А и 30 боевых кораблей, включая 3 авианосца и 6 атомных подводных лодок. Свои боевые части прислали все страны альянса, за исключением Люксембурга, Исландии, Чехии, Польши и Греции. Для возможного вторжения в Косово в Албании и Македонии была сосредоточена 27-тысячная группировка сухопутных войск. Всего на Югославию было сброшено 15 тысяч т бомб и ракет в ходе 35 тысяч боевых вылетов. Потери альянса были ничтожны. Югославской ПВО удалось сбить два самолета, в том числе один самолет-невидимку бомбардировщик F-117A «Стелле», и 16 беспилотных летательных аппаратов. Ни один военнослужащий НАТО не погиб в бою. По оценкам американских экспертов, в ходе бомбардировок была выведена из строя половина сербской артиллерии и авиации и треть бронетехники. Югославская сторона утверждает, что эти данные значительно завышены и что, в частности, в Косово сербская армия в результате авианалетов лишилась всего 13 танков. По сведениям из югославских источников, жертвы среди военнослужащих составили около 500 человек убитыми, а гражданских лиц погибло вдвое больше.

Кроме того, в Сербии было разрушено 100 процентов нефтяной промышленности, половина военной промышленности, большинство топливохранилищ и трансформаторных станций, а также 40 процентов теле- и радиостанций и ретрансляторов, включая Центральный телецентр Белграда.

1_100.jpg

Бомбовый удар по зданию делового центра «Ушће» (Белград). 23 апреля 1999 г.

Сирены воздушной тревоги оповестили о начале операции «Милосердный ангел» в 20.00 24 марта 1999 года. Девятнадцать стран Альянса, без одобрения Совета Безопасности ООН, начали бомбардировки, сначала казарм и противовоздушной обороны Армии СРЮ в Батайнице, Младеновце, Приштине

Не в состоянии далее противостоять ударам неприятеля, которому она не могла нанести никакого серьезного ущерба, Югославия в конце концов согласилась на вывод своих сил из Косова и ввод туда миротворческого контингента. Войска НАТО имели приказ минимизировать потери не только среди гражданского населения, но и в рядах сербской армии. Однако когда сербские генералы уже после достижения соглашения попытались саботировать вывод своих войск из Косова, американская авиация с помощью кассетных бомб буквально смела с лица земли два сербских батальона. Точность поражения целей достигалась применением средств наведения со спутников. Новейшее оружие позволяло кораблям и самолетам наносить удары по противнику, оставаясь вне зоны поражения сербской артиллерии и авиации.

6_25.jpg

Бомбовый удар по Панчево.

Власти в Белграде оценили тогда нанесенный ущерб в 100 миллиардов долларов и потребовали от стран-членов НАТО компенсации.

В настоящее время Косово находится под контролем международного миротворческого контингента, основу которого составляют войска НАТО (30 тысяч из 50 тысяч солдат; присутствует и российский батальон в 3,6 тысячи человек) и временной администрации ООН.

Операция в Косово представляет собой военно-полицейскую операцию, когда все задачи удалось решить с помощью одной только воздушной и морской мощи, без участия сухопутных войск, хотя по числу участников и имевшимся в их распоряжении силам и средствам данная операция может быть сравнима с мировой войной. С точки зрения западных союзников, война в Косово представляет собой идеальный образец будущих войн, когда можно будет с минимумом потерь достигать своих политических целей за счет одного только военно-технического превосходства.

2_79.jpg

Типичная весенняя ночь 1999 года.

Расскажем подробнее об аресте Слободана Милошевича. Ещё в пятницу вечером, 30-го марта – за день до истечения срока ультиматума США, ставившего арест Милошевича как обязательное условие для выделения Югославии американской финансовой помощи - появились противоречивые сообщения в югославских и зарубежных СМИ о том, что бывший президент Югославии арестован, допрошен в суде и возвращен в свою резиденцию. К полуночи у резиденции собралась толпа из нескольких сотен сторонников и противников бывшего президента, а также несколько десятков журналистов. Никакого подтверждения ареста Милошевича со стороны официальных лиц не последовало, а около полуночи сам Милошевич вышел на несколько минут к находившимся у его резиденции сторонникам.

Около двух часов ночи специальные подразделения сербской полиции попытались проникнуть на территорию резиденции экс-президента в белградском районе Дединье. Против толпы сторонников Милошевича были использованы оглушающие бомбы, полицейский фургон вышиб ворота комплекса, после чего последовала короткая перестрелка. В результате, по сообщениям информационных агентств, были ранены один из полицейских и журналист югославского информационного агентства «Фонет». Стало известно, что днем ранее была предпринята попытка сменить охрану Милошевича, но большая часть охранников отказалась покинуть свои посты. В ночь с пятницы на субботу, помимо охраны и соратников бывшего президента, находившихся в его резиденции, препятствовали полиции и специальные подразделения югославской армии. Белградская газета "Политика" сообщила в субботнем выпуске, что в последний момент против ареста Милошевича выступил начальник генерального штаба югославской армии генерал Небойша Павкович. Цитируя источники в республиканском министерстве юстиции Сербии, "Политика" написала, что Павкович "не мог сам принять такое решение", и вероятно за него это сделал кто-то другой, "намного более влиятельный". Правительство Сербии выступило с критикой армии, обвинив ее в препятствовании правосудию. Зоран Живкович, союзный министр внутренних дел, потребовал проведения в понедельник экстренного заседания югославского правительства в связи с действиями армии. В заявлении самой армии обвинения опровергались и подчеркивалось, что армия выполняла свою задачу - охрану резиденции в Дединье, а не Милошевича. Позже Коштуница отдал приказ отвести подразделения армии от резиденции.

5_33.jpg

С. Милошевич.

В течение субботнего дня все очевидней становилось, что давно обозначившийся раскол между Коштуницей и Джинджичем коснулся и событий вокруг ареста Милошевича. Сторонники Джинджича, занимающие ключевые министерства в Сербском правительстве, включая министерство внутренних дел, своими резкими высказываниями по поводу происходящего, а так же своей видимой ключевой ролью в непосредственном проведении операции дали понять, что именно от них исходила инициатива задержания Милошевича. С другой стороны, Воислав Коштуница был немногословен, и, как это часто бывало раньше, ограничился общими заявлениями о недопустимости того, чтобы кто-либо стоял выше закона. Приблизительно в два часа дня в субботу около сотни сторонников Милошевича сумели прорваться сквозь кордоны полиции к его резиденции. Сам Милошевич, по сообщению станции B92, утром объявил начальнику особых подразделений полиции, что живым его в тюрьму не возьмут. К вечеру представительница возглавляемой Милошевичем Социалистической партии Сербии (СПС) Горица Гаевич сообщила журналистам, что между правительственными органами и СПС поддерживаются контакты, направленные на мирное разрешение кризиса.

3_55.jpg

Н. Павкович.

По сообщению Б92, вечером Воислав Коштуница провел встречу с Зораном Джинджичем - премьер-министром Сербии, начальником генштаба армии Небойшей Павковичем и министром внутренних дел Сербии Душаном Михайловичем. После встречи Коштуница выступил с заявлением общего характера, в котором, в частности, призывалось к соблюдению законности и говорилось, что "ни один человек - даже Слободан Милошевич - не стоит того, чтобы из-за него имели место гражданский конфликт и кровопролитие." Вечером в субботу Милошевичу был предъявлен ультиматум сдаться властям до 20:00 по белградскому времени (22:00 Мск). В то же время между ним и представителями правительства начались переговоры, в которых принимали участие и представители СПС.

В воскресенье, в семь утра по московскому времени, после многочасовых переговоров Слободан Милошевич добровольно сдался властям. Официальные лица, включая самого Джинджича, несколько раз подчеркивали, что Милошевича не отдадут в Гаагу, а будут судить за вменяемые преступления сугубо внутреннего характера, например злоупотребление властью. Имеются основания полагать, что Милошевичу были даны гарантии, что в случае сдачи властям он не будет выдан Гаагскому трибуналу, который обвиняет его в совершении военных преступлений. Следует заметить, что югославские власти представили как чистую случайность совпадение ареста Милошевича с датой истечения срока американского ультиматума.

То, как прошел арест Милошевича, в очередной раз показало наличие глубокого раскола между Воиславом Коштуницей, представляющим умеренных националистов и демократов, и Зораном Джинджичем, политиком оппортунистического толка. Многие ошибочно считали тогда Коштуницу самым сильным политиком в Югославии. Это не так. У Коштуницы, действительно, была большая популярность в массах, во многом именно благодаря его националистической ориентации. Именно поэтому Коштуница, а не малопопулярный Джиджич, был сделан кандидатом от объединенной оппозиции, при прямом благословении США. Но с другой стороны, сам по себе Коштуница никогда бы не устроил Запад как альтернатива Милошевичу: Западу нужны исполнители требуемой политики, а не лидеры, заинтересованные в продвижении национальных интересов своей страны. С самого начала Коштуница выполнял в основном функцию символическую, играя роль прикрытия для Джинджича и его соратников, в чьих руках сконцентрирована основная власть. Сам Коштуница неоднократно признавался в ограниченности своих конституционных полномочий.

4_39.jpg

В. Коштуница.

Агрессия НАТО в Югославии не оставила равнодушной и жителей России. Группа "Тату" выпустила песню "Югославия", на которую создан видеоклип. Многие российские поэты и поэтессы написали стихи, посвященные весне-1999. Среди них Юрий Кузнецов ("Сербская песня") и Анатолий Беляев ("Бейте в набат"), Геннадий Красников ("Сербия. Украденная весна") и Денис Коротаев ("Моя Сербия"), Людмила Барыкина ("О Сербия, сестра моя родная") и Елена Громова ("Долой войну!"), Екатерина Польгуева ("Сербия", "Распни меня! Я тоже Слободан!") и многие другие.